Аббревиатура — буквы, которые много на себя берут.

Автобиография — текст, написанный в розовых очках.

Александр Македонский на то и великий, что после слов Диогена «Отойди, ты заслоняешь мне солнце» не стал катить на него бочку.

Алкоголизм — это когда этанол является эталоном.

Алчущие и жаждущие насытятся, алчные и жадные — никогда.

Ананасы в шампанском особенно хороши после хрена с маслом.

Анекдот — это непутёвый брат афоризма.

Анонимность — это увеличительное стекло как для плохого, так и для хорошего, ведь в то время как анонимно сделанное зло более гнусно, анонимно сделанное добро более прекрасно.

Афоризм — кратчайший путь к сердцу читателя.

Афоризм нельзя прочитать по диагонали, но зато можно между строк.

Афоризм — это красивая пелёнка для новорождённой мысли.

Афоризм — это результат флирта мысли со словом.

Афоризмы как эстрадные певцы: если поют плохо, то должны быть хотя бы красивыми.

Афорист садится — и творит; аферист творит — и садится.

Афористика — это философия с чувством юмора.

Ах, если б испытывать нужду было так же приятно, как справлять!

Бабник — мастер на все ноги.

Багаж знаний, как и объём воды в реке, увеличивается не столько в результате случайных паводков, сколько вследствие регулярных половодий.

Басня — любимый жанр неверных мужей.

Бедуины не дерутся за место под солнцем.

Бикини — орудие поражения мужчин; бигуди — поражение орудия мужчин.

Благодаря имиджмейкеру курица запросто обретёт взгляд орла, но клевать она всё равно будет мух.

Богатый русский язык: писатель пишет, ученик списывает, директор подписывает, писарь переписывает, врач прописывает, следователь записывает, инспектор выписывает, пристав описывает.

Болея за свою страну, не чихай на другие.

Больше всех товарищей у тамбовского волка.

Будущее может и не стать настоящим. Настоящее сразу становится прошлым. Лишь прошлое — настоящее.

Был мастером на все руки: умел городить чепуху, нести ахинею, молоть вздор и пороть чушь.

Блиц — это шахматный фастфуд.

В жизни, как и в шахматах, одним из главных признаков мастерства является умение играть эндшпиль.

В шахматах две беды — чёрный цвет и подсказки.

Возможно, для кого-то мат является нецензурной бранью, но для шахматистов — это хлеб насущный.

В детстве выбираем хлебобулочные изделия, в зрелости — винно-водочные, в старости — кисломолочные.

В доме палача не говорят об отмене смертной казни.

В жизни как в многоэтажном доме — что для одних потолок, для других — уровень плинтуса.

В молодости прикалываемся; в зрелости вкалываем; в старости колемся.

В спущенные колёса палки не вставляют.

В человеке всё должно быть прекрасно: и чело, и веки...

Вершины немноголюдны.

Виски со льдом — веселье, лёд к вискам — похмелье.

Вкус свободы лучше всего ощущаешь с кляпом во рту.

Влюблённость — это омолаживающий крем для души.

Внук на шее — это лавровый венок для дедушки.

Во властной пирамиде, так же как и в пищевой, жирное и сладкое располагается наверху.

Восклицательные знаки созданы для лозунгов, вопросительные — для анкет, тире — для афоризмов, запятые — для списков продуктов, которые жёны пишут мужьям.

Вставай, диваном заклеймённый!

Встречи бывших одноклассников показывают, что у жизни свой взгляд на отличников и двоечников.

Высшее образование само по себе ничего не значит: рога — это тоже высшее образование.

Гидрометцентр — место, где ошибки погоду не делают.

Главное для мужчины не фамилия, а имя, ставшее отчеством.

Горы воротить — не ворота городить.

Графомания простительна только графу Толстому.

Граффити — это татуировки города.

Главная мечта шахматных вандалов — это оказаться с белой краской в руках напротив самой известной картины Казимира Малевича.

Даже играя вслепую, шахматисты не действуют втёмную.

Дети в шахматных школах более утончённые, и учителям на стул кнопки не подкладывают. Вместо этого они используют слонов или королей.

Дактилоскопия — это хиромантия в законе.

Декольте — тренажёр для развития периферического зрения мужчин.

Делить шкуру неубитого медведя глупо, но гуманно.

Если всё до лампочки — значит, ты на том свете.

Если жена вас с порога встречает поцелуем, не обольщайтесь: скорее всего она ищет запах чужих духов.

Если одной ногой быть в воспоминаниях, а другой — в мечтах, реальность может нанести удар между ног.

Если фразу избили — значит любят.

Есть люди, которых стоит вспоминать лишь 26 сентября, во Всемирный день контрацепции.

Если бы молчание было золотом, шахматисты были бы миллионерами.

Если некто назвался шахматистом, и при этом аккуратно причёсан, не дёргает ногами и внятно разговаривает, — он самозванец.

Жизнь не цугцванг — выход всегда найдётся.

Ждём вторую молодость, а приходит второй подбородок.

Жезл гаишника — это палочка для еды.

Женское платье — целая философия: чем меньше в нём материи, тем больше захватывает дух.

Женщина вначале — одуванчик в поле, потом — роза в цветнике, затем — герань на подоконнике.

Женщина как конфета — привлекает обёрткой, но очаровывает начинкой.

Женщины, в отличие от солдат, любят наряды вне очереди.

Жизнь как заботливая мать — то одевает, то раздевает.

Жизнь человека — пролог, залог, не смог, босоног, эпилог, некролог.

Жизнь — это гигантская рулетка, где человек — шарик, красные ячейки — хорошие дни, чёрные — плохие, сектор зеро — смерть, а в роли крупье — судьба.

Заключение брака — пожизненное заключение.

Занимающийся самоедством не переваривает себя.

Запутавшейся в паутине бабочке не легче от того, что паук оказался мёртвым.

Зверь — это зверь; скот — это скот; и только человек может быть и тем и другим.

Знания — это скелет шахматиста, опыт — его мышцы, а партии — душа.

Идеальные женщины — это шахматистки: они могут часами молчать, хорошо следят за фигурами и знают много интересных позиций.

И большие шишки набивают шишки.

И за круглым столом некоторые места круглее.

И кукловод может быть чьей-то марионеткой.

Иглой камень не расколешь; ломом рубашку не сошьёшь.

Иные жёны не разводятся с мужьями лишь потому, что не хотят делать их счастливыми.

Иные люди похожи на мелких рыб — чтобы выглядеть больше, они сбиваются в стаи.

Испорченными душами занимаются либо священники, либо сантехники.

Йогу йод ни на йоту не нужен.

Каждый сукин сын когда-то был милым щенком.

Как барану не видны его рога, так дураку не видны его ошибки.

Как нельзя заточить нож о брусок, проигрывающий ему в твёрдости, так нельзя отточить мастерство в борьбе с соперником, уступающим в силе.

Как часто человека понимаем лишь тогда, когда его поминаем.

Каннибализм — это человеконенавистничество или человеколюбие?

Карикатура — это графический афоризм.

Когда дураку даришь книгу, он воспринимает это как личное оскорбление.

Когда еда — беда, отказ от обеда — победа.

Когда женщина не может пробить себе дорогу лбом, она прокладывает её грудью.

Когда не могут излучать свет, бросают тень.

Когда с мужа нечего рубить, жена его пилит.

Когда чаша терпения народа переполняется, её содержимое разливается в бутылки с зажигательной смесью.

Козёл с тигром дружить могут вечно, но поссориться — лишь один раз.

Короткими должны быть три вещи: языки, юбки и афоризмы.

Костолом запоминается лучше, чем костоправ.

Краеугольными камнями успеха одних часто становятся камни преткновения других.

Красивое женское тело — это не что иное, как правильная комбинация выпуклостей и вогнутостей.

Красивый автомобиль украсит любого мужчину; красивая женщина украсит любой автомобиль.

Кто устал шагать в ногу со временем, идёт под руку со смертью.

Кулак — это пальцы, согнувшиеся в три погибели.

Когда Каспаров бросал свои фигуры в огонь атаки, соперники после партии ещё долго помнили запах гари.

Король без рокировки — что уголовник без татуировки.

Лучше увидеть детский мат, чем услышать взрослый.

Легко хлопнуть дверью, на которую указали.

Лесть — это лестница карьериста.

Лишь вначале жизнь мужчины — игра и фуа-гра. Дальше обычно — подагра и виагра.

Лучше захлебнуться от счастья, чем хлебнуть горя.

Лучше иметь дело с колючим ежом, чем со скользким ужом.

Лучше свежо писать о табуретках, чем банально — о смысле жизни.

Лучше сто раз поехать к прадедушке, чем один раз отправиться к праотцам.

Лучшее, что можно создать в соавторстве, — это дети.

Лысый считал парикмахерские салоны пережитками прошлого.

Льстецы страдают манией возвеличивания.

Любая автобиография напоминает школьный дневник, из которого ученик вырвал страницы с двойками.

Любая проблема решается обычно так: либо ты чинишь протекающий потолок, либо вытираешь мокрый пол.

Любовь не котлета: остынет — не разогреешь.

Марципан — это вечернее платье торта.

Метафора — это литературная кокетка.

Можно писать остро и умно, но всё-таки не остроумно.

Мужчины делятся на две категории: одни бегают за юбками, другие — держатся за них.

На ветвях власти растут большие шишки и сидят важные птицы.

Навозные мухи не жалуются на своё меню.

Наевшись казённого пирога, чиновники обычно умывают руки.

Не всегда движение вперёд — хорошо, а назад — плохо. В перетягивании каната, например, совсем наоборот.

Не всякая обетонированная земля является обетованной.

Не каждая виноградина становится изюминкой.

Не на своём месте — любознательный сапёр, разговорчивый ветеринар и красивая радиоведущая.

Не оскудеет земля талантами — уж слишком их много зарыто в землю.

Не хочешь видеть чужой средний палец — спрячь свой указательный.

Неверие в Деда Мороза — это детский атеизм.

Немало атеистов сломалось в зоне турбулентности.

Неуверенность — предбанник неудачи.

Ни один мужчина не наступил бы дважды на одни грабли, будь их черенок в два раза короче.

На шахматной доске катет и гипотенуза одной длины — восемь клеток.

Научиться отличать цейтнот от цугцванга легко. Сложнее — не попадать в них.

Не глумитесь над шахматистами. Легко ли сохранить душевное здоровье, когда изо дня в день теряешь коней, бьёшь слонов, нападаешь на королев?

Некоторые шахматисты перестают здороваться с соперником после проигрыша, некоторые — после выигрыша. Первые гораздо симпатичнее.

Он так любил делать ничьи, что его прозвали шахпатистом.

Обида как татуировка — легко нанести, трудно вывести.

Обидно, когда язык — великий и могучий, а текст — безликий и вонючий.

Оказавшись на дне, не ходи, а отталкивайся.

Олигархи — это подавляющее меньшинство.

Он был человеком скромным и хотел только чего-нибудь одного: либо оваций, либо рукоплесканий, либо аплодисментов.

Опасно совать палец в обручальное кольцо.

Орлы не петушатся.

Основав праздник 8 Марта, Клара Цеткин стала для продавцов цветов Матерью Терезой.

Особого внимания требуют: пешеходный переход, пеший проходимец и проходная пешка.

От голой правды страсти возбуждаются.

От рукоплесканий до рукоприкладства — один шаг.

Пахлава услащает рот, похвала — уши.

Персонажи некрологов всегда положительные.

Пессимист верит в конец света, оптимист — в светлый конец.

Петух, случайно взлетевший на крышу курятника, мнит себя орлом.

Плинтус глядел на паркет свысока.

Плохая форма — это когда пытаешься и так и сяк, а в итоге — ни то ни сё.

Плющ становится выше, обвиваясь вокруг дерева.

По мнению вертолёта, самолёт слишком задирает нос.

Подложил свинью мяснику.

Полагаться на ветреного человека так же ненадёжно, как запоминать дорогу по облакам.

Попасть в руки патологоанатома — слишком заурядно, вот в руки палеонтолога — другое дело!

После золотой медали важно не забронзоветь.

Постскриптум — место в письме, которое является главным, но притворяется второстепенным.

Пошляки шутят ниже пояса, джентльмены — выше колен.

Преданный тебе — это друг; преданный тобой — враг.

Плохому блицору пальцы мешают.

Превращённый из пешки ферзь сильнее оригинального.

Ради дыма славы иные сжигают дерево своей репутации.

Разбилась рюмка — к счастью; разбилось счастье — к рюмке.

Разница между палачом и киллером — в работодателе.

Ребёнок, который не шалит, что мяч, который не подпрыгивает.

Резиновые стадии жизни: соска, презерватив, грелка...

Резюме — это черновик некролога.

Реклама с использованием фотографий «до и после» рассчитана на людей, которые думают, что первый снимок сделан раньше второго.

Речь змеи — шипение.

С болтливым человеком и поговорить не о чём.

Сильный шахматист выигрывает у слабого даже в поддавки.

С супругой ходят по театрам, с женой — по магазинам.

Самосвал не мечтает о карьере.

Самым высоким коэффициентом полезного действия обладает авторучка в руках гения.

Сапёрам непонятны две вещи: как можно учиться на своих ошибках и почему говорят, что жизнь пройти — не поле перейти.

Сатирик щиплет, юморист щекочет.

Свадебный пир — это такой же акт гуманизма в отношении новобрачных, как последний ужин для приговорённых к смертной казни.

Свои ошибки талантливее.

Сильные отнекиваются, слабые поддакивают.

Скороспелые яблоки быстро портятся.

Слащавые книги приводят к литературному диабету.

Слова как телефонные звонки — входящие бесплатны, но за исходящие обычно надо платить.

Сложил руки — значит, нет желаний; протянул ноги — значит, нет возможностей.

Слуги народа носят ливреи от кутюр.

Смотришь порой на происходящее и думаешь: у Фемиды что, глаза завязаны?

Сначала волнуют тургеневские девушки, потом — бальзаковские женщины, затем — распутинские старухи.

Собрал волю в кулак и... задушил.

Совесть — это когда на пляже ищешь туалетную кабинку.

Соловью не нужны продюсеры.

Соратники диктаторов как подтяжки — либо поддерживают, либо висят.

Старик! Держава нас заметит и в гроб сойти благословит.

Сто вагонов не потянут один паровоз; сто дураков не одолеют одного умного.

Стринги покупать легко: фасон не выбираешь, только цвет.

Супружеская гармония: у жены болит голова, а муж устал на работе.

Супружеское взаимопонимание — это когда храп в спальне является не монологом, а диалогом.

Счастье и горе — это две стороны монеты, которую жизнь периодически ставит на ребро.

Сытого мужчину тянет на ножки, голодного — на окорочка.

Только великих шахматистов бьют по голове доской. Неудачники бьются об неё сами.

Только пешки могут быть превращены; только кони прыгают через препятствия; только слоны бывают разноцветными; только ладьи помогают королю рокироваться; только ферзи ходят во все стороны на любое число полей; только королям похвастать нечем.

Трое вызывают недоверие: курящий врач, смеющийся священник и причёсанный шахматист.

Так настойчиво преследовал цель, что та обратилась в бегство.

Такой редкий козёл, а в Красной книге не числится.

Таланты выделяются, бездарности выделываются.

Таксидермист сдирает шкуру; таксист сдирает три шкуры.

Тем, кто любит рыть яму другим, — место на кладбище.

Тиран был демократичным: одним позволял курить фимиам, другим — петь дифирамбы.

Только начнёшь собирать аншлаги, как пора петь лебединую песню.

Тот, кто думает, что Жорж Санд — это мужчина, уверен и в том, что Эрих Мария Ремарк — это женщина.

Тот, кто изобрёл колесо, вероятно, сводил концы с концами.

Тот, у кого есть желание, но нет возможностей, работает обычно на того, у кого есть возможности, но нет желания.

Тренер — это подъёмный кран, ученик — строящееся здание. Даже став выше крана, здание нуждается в нём, если желает стать небоскрёбом.

Троллейбус — это автобус на поводке.

Трудно смотреть в замочную скважину, гордо выпрямившись.

Трудности как альпинистские рюкзаки — без них на вершины не взбираются.

У иных людей мозгов — кот наплакал, зато амбиций — слон наложил.

У ласковой женщины нет недостатков.

У нас даже в сказках злодеи хорошо живут — у Кощея замок, у Бабы-яги личный «вертолёт».

У плагиатора две музы: одну зовут Copy, другую — Paste.

У работника гора дел — у начальника дела в гору.

Урна гордилась своим богатым внутренним миром.

Успех — это вершина небоскрёба, в котором наверх движешься по крутой лестнице, а вниз — на скоростном лифте.

Успех — это когда ты не оправдал надежд врагов.

Утюг — женский эталон настоящего мужчины: горяч, гладит и пьёт только воду.

Уфология — наука, чувствующая себя не в своей тарелке.

Физкультура — торговка временем, которая взамен 15 минут занятий обещает прибавить к жизни 15 минут.

Форма газетных и больничных уток разная, но содержание, как правило, одинаковое.

Фотография на аватаре позволяет реваншироваться за фотографию в паспорте.

Фраза «литературный штамп» — уже тоже литературный штамп.

Футбол — это шахматы, где фигурам не нужен шахматист.

Хату с краю грабить легче.

Хорошие мемуары должны походить на лёгкий стриптиз, но не на эксгибиционизм.

Хорошим человеком по блату не станешь.

Хочешь быть на коне — будь готов пахать как лошадь.

Художник не расстраивается, когда его картина маляру не нравится.

Худшее для козла отпущения — стать сидоровой козой.

Центр шахматной доски — это магнит, притягивающий к себе все фигуры.

Цель великих людей — оставить наследие, цель мелких — наследить.

Цены как собаки: если бешеные — кусаются.

Цикута — всем смерть, одному — бессмертие.

Цитата без автора что золото без пробы: даже когда блестит, доверия не вызывает.

Читая слова «шах» и «мат» наоборот, понимаешь, почему шахматы так популярны в Армении.

Черновик — это прачечная текстов.

Что бы свинья ни сделала, будет свинским поступком.

Чтобы высмеивать Наполеона, нужно быть Кутузовым.

Чтобы назвали светильником разума, необходимо вначале угаснуть.

Чтобы подкова над дверью приносила удачу и защищала, нужно её снять и взамен установить камеру видеонаблюдения.

Чтобы попасть на обложку, многие с радостью попадают в переплёт.

Чужой гимн как звонок будильника: вставать не хочется, а надо.

Шахматистов без странностей нет; есть недостаточно опытные.

Шахматы — это крестики-нолики Всевышнего.

Шахматы в Интернете насыщеннее: мат не только заканчивает партию, но и сопровождает её.

Шашки — это пни шахматных фигур.

Шеф-повар на кухне: «Прометеев, огня! Танталов, муки! Колумбова, яйцо! Бертолетова, соль! Адамова, яблоко! Эзопов, язык! Прокрустов, руби! Дамоклов, шинкуй! Сизифов, неси!»

Шиншилла на своей шкуре знает смысл фразы «не родись красивой, а родись счастливой».

«Щ» — самая приставучая буква: щупает, щиплет, щекочет...

«Эх, нам бы такую эрекцию!», — вздыхали костяшки домино, глядя на шахматные фигуры.

Электрический ток не бьёт, он защищается.

Эпиграф — это памятник цитате.

Эпидемия — это когда туберкулёзная палочка передаётся как эстафетная.

Это раньше глаголом жгли сердца, теперь всё чаще разглагольствуют.

Юмор, как и женский стан, должен быть тонким, но не плоским.

Ягодичные мышцы — это то, что делает шахматы спортом.

Яндекс — поисковая система, не позволяющая плагиатору выглядеть гением.

Ясновидение — это то, чего не может быть, пока на свете есть хотя бы одно казино.

О себе

Каждый раз, когда я беру в руки пешку и двигаю её на одну клетку вперёд, меня начинает мучить совесть: а тем ли я делом занимаюсь при росте 190 см и весе 100 кг?

Многие ошибочно полагают, что я баскетболист. Когда говорю, что шахматист, ошибочно полагают, что я над ними издеваюсь.

Однажды мне сказали, что я хорошо играю в плохих позициях. Это был самый честный и самый ценный комплимент, которого я удостаивался.

Память — загадочная штука: я играю вслепую одновременно с тремя шахматистами, легко воспроизвожу партии двадцатилетней давности, но никак не могу запомнить номер своего мобильного телефона.

Я тридцать лет занимаюсь шахматами и тридцать дней пишу афоризмы. Google, Яндекс и другие поисковики считают, что я писатель афоризмов, который немного умеет играть в шахматы. Это триумф или фиаско?

О нём

Ашот Наданян — разносторонне одарённый человек, и его книгу «Мои шахматы» я прочитал с немалым удовольствием. Он интересно играет, «вкусно» пишет, содержательно и при том объективно комментирует.

Марк Дворецкий

Ашот Наданян — это Вардан Мамиконян русского афоризма.

Юрий Арустамов

В мою команду входят многие игроки, но абсолютно незаменимым является Ашот Наданян, который, кроме собственной работы, ещё и руководит всем процессом, а также планирует тренировки.

Левон Аронян

Когда Наданян вдохновлён, он способен производить волшебство.

Тибор Каройи

Наданян — один из самых глубоких исследователей дебюта.

Игорь Зайцев

Я мог бы долго говорить об Ашоте как о шахматисте, композиторе, теоретике, тренере, однако предпочёл бы написать о нём как о человеке. Если бы меня спросили, кто из моих близких друзей самый честный и добрый, я бы без колебаний назвал Ашота.

Левон Аронян