жизнь

Нам дана жизнь с непременным условием храбро защищать её до последней минуты.

истина

Есть ложь, на которой люди, как на светлых крыльях, поднимаются к небу; есть истина, холодная, горькая, которая приковывает человека к земле свинцовыми цепями.

литература

Литература обязана быть верной народу, обязана страстно и ревностно ратовать за его прогресс, благоденствие и счастье.

ложь

Ложь, откровенная или уклончивая, высказанная или нет, всегда остаётся ложью.

любовь

Любовь — интереснейшая и самая простительная из всех человеческих слабостей.

Бывают в жизни дни, ради которых стоит жить и не дать умереть. Недаром поётся в старой славной песенке, что лишь любовь, одна любовь властвует над миром.

настойчивость

Нет ещё на свете такого холма, вершины которого настойчивость в конце концов не достигнет.

польза

В этом мире пользу приносит каждый, кто облегчает бремя другого человека.

правда

Правда всегда отважна.

призвание

Человек должен уважать своё призвание, каким бы оно ни было, и поддерживать достоинство этого призвания, и требовать от других уважения к нему, если оно того достойно.

просвещение

Если вы хотите вознаградить честность, если хотите поощрять добро, подталкивать нерадивых, искоренять зло или исправлять недостатки, просвещение — широкое всестороннее просвещение — вот единственное, что требуется, вот единственная достойная задача.

разлука

Всякое расставание — предвестник последней разлуки.

разум

Живой человек, лишённый разума, — страшнее, чем мертвец.

совершенство

Человек не может по-настоящему усовершенствоваться, если не помогает усовершенствоваться другим.

труд

Трудолюбие — душа всякого дела и залог благосостояния.

цель

Пусть никто ни на шаг не сойдёт с честного пути под тем благовидным предлогом, что это оправдывается благородной целью. Любой прекрасной цели можно добиться честными средствами. А если нельзя, то эта цель плоха.

на другие темы

Из всех изобретений и открытий, в науке и искусствах, из всех великих последствий удивительного развития техники на первом месте стоит книгопечатание.

Как печально видеть мелкую зависть в великих мудрецах и наставниках мира сего. Я уже с трудом понимаю, чем руководствуются люди — да и я сам — в своих поступках.

Чего бы я ни дал, чтобы избавить мир от «измов»! Мы возимся с нашими «измами», как слепые кроты, свершая по отношению друг к другу столько низостей, что ещё тысячу лет назад нужно было бы запустить нам в голову какой-нибудь кометой.

Чересчур хорошая жизнь часто портит характер так же, как чересчур обильная еда портит желудок, и в этих случаях как тело, так и душу с успехом исцеляют лекарства не только неприятные, но даже противные на вкус.

Что, если мы прибережём Ничтожество для памятников, звёзд и орденов, отдадим ему чины, звания, пенсии без заслуг, а настоящее дело поручим Человеку?

Я всегда пытался выразить в моих книгах благоговейное уважение к житию и учению нашего Спасителя, ибо таковы мои чувства.