Увы! Человеческое тело трудно обрести, свет и тьма с лёгкостью сменяют друг друга, и нельзя с точностью рассчитать, будет ли жизнь долгой или короткой. Как же избежать последствий совершённых поступков?! Если не будешь вглядываться в себя, чтобы быстрее достичь пробуждения, то тебе останется только ждать своего конца, и даже если на грани жизни и смерти у тебя возникнет хоть одна предосудительная мысль, то ты попадёшь на один из трёх путей, ведущих в юдоль зла, и бесчисленное число мировых периодов будешь страдать там, не имея даже малой надежды найти избавление. И Лао-цзы и Шакьямуни своим учением о природной сущности и жизненности преподали людям искусные методы, наставляя людей на путь совершенствования и избавления от рождений и смертей.

Ныне люди знают о последователях даосизма, что те почитают способы совершенствования жизненности, но не знают, что способы и принципы совершенствования жизненности бывают двух родов: те, которым легко научиться, но с которыми трудно достичь успеха, и те, которым трудно научиться, но с которыми легко достичь успеха.

А продления годов и месяцев жизни разве не трудно добиться, исполнения желаний обрести долговечность, вернуться к состоянию младенца, отвратить старость, преобразить свою суть и воспарить в небеса, — разве всего этого не трудно достичь?! Всё это чрезвычайно мучительно обретается.

Дóлжно блюсти свою женственность и обнимать единство. Тогда естественно восстановится пневма порождающего ян и будет уничтожена губительная форма инь, пневма всех периодов охватит весь круг, зародыш покинет утробы и произойдёт божественная трансформация. Имя такого человека будет занесено в списки бессмертных, нарекут его совершенным человеком, и это будет время возвеличивания подвига сего мужа.

С самой юности я любил Дао-Путь и стремился постичь все сочинения и канонические тексты трёх учений, вплоть до трудов по законам и наказаниям, математике, медицине и мантике, военному делу, астрономии, географии, искусству определения счастливых и несчастливых дней, сроков смерти и рождения, но ничто не удовлетворяло моего сердца полностью.

Я никак не мог встретить достойного человека и получить тайное устное наставление и поэтому не находил удовольствия ни в еде, ни во сне, мой дух был в смятении, и хотя я обошёл все горы и долы, прося наставлений и у глупых, и у мудрых, никто из них не был в состоянии ввести меня в истинную традицию и просветить мой ум.

И вот, встретив истинные наставления, разве мог я оставить их под спудом. Поэтому я написал уставные стихи в количестве, равном двойной девятке, те восемьдесят один стих. <…> В этих сочинениях я исчерпал всё, относящееся в Пути постижения изначальной сияющей природы.

Если ты не ищешь великого Дао-Пути, то путь твой ложен.
Если <ты> отбросил талант и мудрость, разве <ты достойный> муж?
Столетие, <проведённое> в праздности, подобно искре, высеченной <из кремня;>
Тело <в продолжении> одной жизни подобно пузырю, плывущему по воде.
Только жадность к выгоде и счастью <заставляет> людей искать славы.
Не сознавая, что телесный облик зачахнет и сгинет во тьме,
<Все> стремятся собрать кучи золота, <подобные> горным кряжам,
<Но так как они> приобретают лишь непостоянное, то <им> не прийти к отсутствию.

Хотя жизнь человека и составляет столетний срок,
Никто не в состоянии знать, исчерпает <он годы> в долголетии или в безвременной смерти.
Вчерашним днём <ещё> по улице ехал верхом на коне,
А сегодняшним утром лежит в гробу труп, <погружённый в смертный> сон.

Учиться бессмертию — непременно значит учиться небесному бессмертию;
Только в нём крайний предел золота и киновари.

В истинном средоточии этого закона <сокрыта> тайна ещё более истинная;
В ней вся причина, <почему> я один отличаюсь от <других людей>.

Следует знать, что великое сокрытие <бывает> и у живущих в шумном городе,
Зачем же непременно углубляться в горы, чтобы быть в покое одиночества?

Все люди в своей основе имеют снадобье долговечности,
Но сами идут по стезе заблуждений, в бездумьи его отбросив. <...>
Зачем же непременно искать травы и учиться прижиганию пыреем?!!

Царь снадобий — это то, что обращает к корню, возвращает к основе.

Возлюбившие истинный свинец и облекшиеся в мысль о его поисках
Никогда не будут наставлять, что <можно> с лёгкостью растрачивать время. <...>
Никакая суета <мирская> не смутит <моего> сердца.

Советую всем благородным мужам, Дао-Путь изучающим,
Не <предпринимать> вредных действий, пока не познаны инь и ян.

Травы, деревья, золото, серебро — <всё это> липкая грязь;
Заря, облака, солнце и луна — <всё это> сфера мрака.
Тем более это скажу о людях, уверенных в <силе> вдоха и выдоха, <силе> воображения.

Только лишь после того, как огонь в гармонию силы свои приведёт,
Из зерна медленно будет взрастать крепнущий жёлтый росток.

Глотать слюну или пневму вбирать — это могут делать все люди,
Но только наличие снадобья даст рождение всем превращениям.
Если в вашем треножнике нет вовсе истинного зерна,
Занятия будут подобны тогда нагреванию пустого котла водяным огнём.

Когда выплавляешь перегнанную киноварь, не нужно в горы идти: <...>
Драгоценностью этой великой все люди поровну обладают,
Только глупцы одни ничего об этом совсем не знают.

Когда используешь ты свинец, не используй вульгарный свинец; <...>
Свинец использовать не используя — вот мои правдивые слова.

Сердце опустоши и наполни живот — сокрыт здесь глубокий смысл,
Ведь только сердцем пустым познать сердце следует нам.

Кто не проник в потаённый смысл взаимообращённости этой,
Не тратит пусть слов высоких совсем, ибо он словно в трубку глядит.

Способность сохранять и скрывать
прыгать и взлетать.
всё проистекает из сердца.

Поэтому совокупны две сущности те, ведь дитя порождает мать,
Целостность пяти стихий непременно должна вступить в самый центр.

На Западной горе, Сишань, свирепствует белый тигр;
В восточном море не может найти места зелёный дракон.
Двумя руками ты их схвати, чтоб насмерть дрались;
Тогда, превратившись, вдруг станут они комком золотого пурпурного инея.

Если противник меня окружил, мы стали: я гость, он хозяин.
Призываю тебя: осторожен будь, приближая полки к врагу;
Боюсь, потерять можешь ты своей семьи бесценное сокровище.

Если не знаешь горенья огня, считай, что все знания тщетны.
Залог же свершенья великого в том, как ты упражняешься, каковы твои силы;
Но если от правил ты хоть на волосок отступил — не жди, не получится эликсир.

В пятнадцатый день восьмой луны жаба вверху ярко сияет;
Это поистине время расцвета и полноты семени металла.

Охраняй город, на пустоши бейся, зная и горе и счастье;
Тогда возрастёт порошок духоносный, треножник заполнив, краснея.

Если ты понял скрытый здесь смысл, зачем тебе образ нужен?
Если изучишь все чертежи, чувства твои в заблуждении пребудут.

Образ, что скрыт в гексаграммах, знай, только лишь внешний облик;
Если ты образа суть постиг, забудь о словах, сам смысл тебя просветит.
Но заблудшие люди последних времён замарали образы грязью...

Редко кто из мирян поймёт, что такое врата сокровенной женственности...

В деянии скрыто начало пути, трудно людям его увидеть;
Достигнуто недеянье теперь, все начала отныне познаны.
Смотри же на недеянье всё же ты как на первейшую тайну;
Как же познать, что деяние составляет его основу?

Отсутствие и наличие отсюда друг в друга проникают;
Я всё ещё не могу понять — как мыслью достичь свершенья?

Смотри, не расходуй силы свои на изощрённые лживые методы;
Остерегись от других семейств получать к бессмертию ведущие рецепты.

Любое из бесчисленных существ стремится возвратиться к корню; <…>
Но тех, кто знает постоянство, вернулся к корню, трудно встретить средь людей;
О тех же, кто порочное творит, зло возлюбя, повсюду можно услышать.

Если у тебя есть только лишь канонические книги искусства киновари,
а устного наставления ты лишён,
Кто ж научит тебя, как зачать духовный зародыш?

Если у тебя есть только лишь канонические книги искусства киновари,
а устного наставления ты лишён,
Кто ж научит тебя, как зачать духовный зародыш?

Следует до конца уяснить обезьяны-сердца в вершок пружину;
Соверши три тысячи дел благих — и с Небом тогда сравнишься. <...>
Зачем же привязанным быть к семье, любить сыновей и жён?

Следует знать, что двери, ведущие в смерть, ведут также и в жизнь;
Однако не смей утверждать совсем, что можно назвать жизни врата смерти вратами.

Несчастье и счастье — опора друг друга, одно сокрыто в другом;
Одно за другим идёт неизменно, словно за телом тень.
Если ты сможешь перевернуть Пружину жизни и смерти,
Немедленно в схваченном произойдёт перемена, из горя творящая счастье.

Совершенствуйся, в хаос привычки смешав, так умеряя блеск;
Круглое круглым пусть будет всегда, квадратное будет квадратным.

Нельзя использовать видимое, <…>
Во мрачной пучине превращение свершено.
Взметнулся мгновенно огня язычок,
Совершенный человек сам появился.

Природа дерева такова, что оно любит металл, следуя справедливости.
Чувства металла таковы, что, проявляя гуманность и нежность, в дерево он влюблён.
Так друг друга они втягивают, друг друга поглощают, родство обретая;
Тогда становится ясно, что мужчина понёс во чреве.

Верь в единое зерно золота и киновари Дао-Пути,
Ибо когда змея съест его, то она становится драконом;
Когда курица проглотит его, она становится фениксом;
Летят они, вступая в сферу чистоты, во владения истинного ян.

Следует тайно действовать, пока не накопишь трёх тысяч заслуг.
Нужно уравновесить, уравнять вещи и «я», родственность и вражду,
Тогда свершится единение с истоком бессмертных святых.

Не смей разделять инь и ян, сделать так — совершить проступок;
Как тогда сможешь ты обрести вечность Небес, необъятность Земли?

Эликсир — высшая драгоценность чувственного тела.
Плавя его, ты совершаешь бесчисленное число превращений.
Ты сможешь, над сущностью природной воспаря, исчерпать учение истинной доктрины,
Постичь тайное действие нерождённости. Не жди будущей жизни в теле ином.

Даже если в мгновенье одно можешь сто царств объехать,
Зачем из старого жилья уходить, сменив его на новое жильё?

Обыватели часто болтают теперь о единении с высшим Дао-Путём,
Но следует с прилежностью достойной вникать в тонкие истины эти.
Кто целыми днями ищет его, принцип взаимообращённости постигая,
Для того пыль и песок всей обширной земли исчезнут, драгоценностями став.