алчность

Мир достаточно велик, чтобы удовлетворить нужды любого человека, однако он слишком мал, чтобы удовлетворить людскую жадность.

альтруизм

Человек, посвятивший себя служению обществу, не должен принимать дорогих подарков.

Бог

У Бога нет религии.

идеал

Ценность идеала в том, что он удаляется по мере приближения к нему.

Я не терплю стен и загородок. Небо, охватывающее взором всю землю, ветер, не встречающий преград, океан, омывающий все берега, — вот идеал.

истина

Мне кажется, что я понял идеал истины лучше, чем идеал ахимсы; опыт мне подсказывает, что, если я позволю себе действовать вопреки истине, я никогда не смогу разрешить загадку ахимсы.

Для меня истина — главенствующий принцип, включающий множество других принципов. Эта истина есть правдивость не только в слове, но и в мысли, не только относительная истина в нашем понимании, но и абсолютная истина, вечный принцип, то есть Бог... Я поклоняюсь Богу как истине. Я ещё не нашёл его, но ищу. Я готов в этих поисках пожертвовать всем самым дорогим для меня. Я отдам даже жизнь, если понадобится.

Для того чтобы созерцать всеобщий и вездесущий дух истины, надо уметь любить презреннейшее создание — самого себя. И человек, стремящийся к этому, не может позволить себе устраниться от какой бы то ни было сферы жизни.

любовь

Трус не способен проявлять любовь, это прерогатива храброго.

Любовь никогда не требует, она всегда даёт. Любовь всегда страдает, никогда не выражает протеста, никогда не мстит за себя.

мужество

Бесстрашие обязательно для развития других благородных качеств. Разве можно без мужества искать истину или заботливо хранить любовь?

правда

Нет правды в человеке, который не в состоянии контролировать свой язык.

прощение

Умение прощать — свойство сильных. Слабые никогда не прощают.

совесть

В вопросах совести закон большинства не действует.

страх

Никто не сможет вас запугать, если вы не захотите пугаться.

трусость

Трусость никогда не может быть моральной.

цивилизация

Цивилизация в подлинном смысле слова состоит не в умножении потребностей, а в свободном и хорошо продуманном ограничении своих желаний.

человек

Человек и его поступок — вещи разные. В то время как хороший поступок заслуживает одобрения, а дурной — осуждения, человек, независимо от того, хороший или дурной поступок он совершил, всегда достоин либо уважения, либо сострадания.

на другие темы

Если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением.

Служение без радости не помогает ни тому, кто служит, ни тому, кому служат. Но все другие удовольствия превращаются в ничто перед лицом служения, ставшего радостью.