Труд — отец голода, дед пищеварения, прадед здоровья.

Актёр — это говорящая труба из плоти и костей, через которую автор обращается к публике.

В любви теряют рассудок, в браке же замечают эту потерю.

В метрических свидетельствах пишут, где человек родился, когда он родился, и только не пишут, для чего он родился.

В молодости охотно видишь чужие земли, в старости — еще охотнее свои собственные.

Время проходит! — привыкли вы говорить вследствие установившегося неверного понятия. Время вечно: проходите вы!

История — это роман, в который верят, роман же — история, в которую не верят.

Красивая жена и, вместе с тем, верная — такая же редкость, как удачный перевод поэтического произведения. Такой перевод обыкновенно некрасив, если он верен, и неверен, если он красив.

Мир — превосходная симфония; каждый из людей представляет как бы отдельную нотку. Немало, однако, между ними таких, что в общей гармонии ее составляют только необходимую паузу.

Неблагодарный не забывает оказанных ему услуг, а только старается их забыть.

Небо негодует на нас за наши грехи, а мир за наши добродетели.

Нужда — это шестое наше чувство, заглушающее нередко все остальные.

Похвала, подобно лире Орфея, укрощает и Цербера.

С высокими добродетелями человек поступает совершенно так, как с высокими горами: он удивляется им и затем обходит их.

Самый умный мужчина становится глупцом, когда он любит; самая пустая девушка, полюбив, становится умною.

Сколько времени нужно умному говорить, пока поверят, что он — умен! Глупому же стоит только молчать, и все считают его умным.

Счастливейший из игроков тот, кто от игры только разорился.