афоризм

Если афоризм нуждается в пояснениях, значит, он неудачен.

бедность

Бедность так принижает людей, что они стыдятся даже своих добродетелей.

беседа

Непринуждённая беседа — лучшая школа для ума.

благо

Благо тому, кто твёрд по натуре и гибок по здравому рассуждению.

богатство

Бедность ставит преграды нашим желаниям, но она же и ограничивает; богатство умножает наши потребности, но и даёт возможности их удовлетворять.

глупость

Глупец всегда убеждён, что никто ловчей его не проведёт умного человека.

Глупец, у которого большая память, исполнен мыслей и фактов; но он не умеет делать выводов и заключений, а в этом вся суть.

гордость

Гордость — утешительница слабых.

деликатность

Деликатность в основе своей — порождение души; это чувствительность, степень которой определяется также большей или меньшей свободой обычаев.

добродетель

Мы подмечаем в людях много пороков, но признаём мало добродетелей.

Мы восприимчивы к дружбе, справедливости, человечности, состраданию и разуму. Не это ли есть добродетель, друзья мои?

Человеколюбие — вот первейшая из добродетелей.

доверие

Не полагайтесь на уважение и доверие человека, который, входя во все ваши интересы, не говорит вам о своих.

достоинство

Достоинства человека есть драгоценные камни, которые красивее играют в оправе скромности.

Нет ничего полезнее доброго имени и ничто не создаёт его так прочно, как достоинство.

Не жалко, что человек родился или умер, что он лишился своих денег, дома, имения, — все это не принадлежит человеку. А то жалко, когда человек теряет свою истинную собственность — своё человеческое достоинство.

друг

Мы особенно довольны бываем своими друзьями, если они, ценя наши хорошие качества, позволяют себе замечать также и наши недостатки.

дураки

Человек словно рождён для того, чтобы дурачить других и самому оставаться в дураках.

Дух

Дух подвластен тому же закону, что и тело, — невозможности существования без постоянного питания.

душа

Мы любим внешние качества лишь за наслаждение, которое они нам доставляют, но главное для нас — качества внутренние, отражённые во внешних; итак, мы имеем право сказать, что всего сильнее нас привлекает душа.

Лишь мелкие люди вечно взвешивают, что следует уважать, а что — любить. Человек истинно большой души, не задумываясь, любит всё, что достойно уважения.

Ум — око души, но не сила её; сила души — в сердце.

желание

Наши поступки менее добры и менее порочны, чем наши желания.

женщины

Женщина может понравиться нескольким мужчинам чертами иной раз противоположными. А случается и так, что все любят в ней свойство, которого она лишена, скажем постоянство, хотя на деле эта женщина ветрена.

Женщины не способны постичь, что существуют мужчины, к ним равнодушные.

Красота каждой женщины отмечена чертами её характера, и мы предпочитаем ту, чей характер будит в нас самый живой отклик.

Женщины и молодые люди умеют ценить лишь тех, к кому питают склонность.

По ложному пути идут женщины, избравшие своим оружием кокетство. Они мало в ком способны зажечь великую страсть, и не потому, что они, как принято считать, легкомысленны, а потому, что никто не хочет оставаться в дураках.

жизнь

Запомните, в жизни всегда много такого, на что следует отважиться, и такого, что следует презирать, и взвесьте при этом свой ум и силы.

Краткость жизни не может ни разубедить в её радостях, ни утешить в её горестях.

заблуждения

Мысль о смерти вводит нас в заблуждение, ибо она заставляет нас забывать жизнь.

законы

Закон должен быть строг, а люди — снисходительны.

зло

Прежде чем ополчиться на зло, взвесьте, способны ли вы устранить причины, его породившие.

знания

Мы знаем больше бесполезных вещей, чем не знаем полезных.

искусство

Искусство нравиться — это искусство обманывать.

истина

Не найдется, пожалуй, истины, которая не могла бы послужить для кого-либо поводом к заблуждению.

Язык и мысль ограничены, истина же беспредельна.

Истина — солнце разума.

книги

Самая новая и самая самобытная книга та, которая заставляет любить старые истины.

корысть

Корысть редко приносит успех.

Мы делаем вид, будто нам лень завоёвывать славу, и при этом лезем из кожи ради ничтожнейшей корысти.

Жестче всех тот, кто мягок из корысти.

красноречеие

Красноречие, вероятно, наиболее редкий, равно как и самый изящный из всех талантов.

легкомыслие

Легкомысленные люди склонны к двоедушию.

лень

Ленивые всегда собираются что-то сделать.

лесть

Льстец — это тот, кто обманывает обыкновенно только глупцов.

Люди не в силах устоять перед лестью, и даже понимая, что им льстят, все равно попадаются на эту удочку.

ложь

Вырази ложную мысль ясно, и она сама себя опровергнет.

люди

Великие люди, научив слабодушных размышлять, наставили их на путь заблуждений.

Все люди родятся искренними и умирают лжецами.

Есть люди, которые читают лишь для того, чтобы находить у писателя ошибки.

Люди всегда ненавидят тех, кому причиняют зло.

Люди обычно мучают своих ближних под предлогом, что желают им добра.

Люди от природы настолько склонны подчиняться, что им мало законов, управляющих ими в их слабости, им недостаточно повелителей, данных судьбой, — им подавай ещё и моду, которая предписывает человеку даже фасон башмаков.

Невозможно отучить людей изучать самые ненужные предметы.

Самые кислые люди — это те, которые слащавы из интереса.

О людях надо судить не по тому, чего они не знают, а по тому, что знают, — и насколько глубоко.

Двоедушные люди легко меняют свои правила.

мечты

Мечты о великом обманчивы, зато они развлекают нас.

милосердие

Милосердие предпочтительнее справедливости.

молодость

Молодые люди плохо знают, что такое красота: им знакома только страсть.

мудрость

Мы слишком мало пользуемся мудростью стариков.

мужество

Все жизненные правила следует черпать только в мужестве.

мысли

Мысль о смерти вероломна: захваченные ею, мы забываем жить.

Если мысль нельзя выразить простыми словами, значит, она ничтожна и надо её отбросить.

Самые высокие мысли подсказывает нам сердце.

Ясность — вот лучшее упражнение глубокой мысли.

надежда

Надежда — самое полезное и самое губительное из всех жизненных благ.

Надежда — единственное благое которым нельзя пресытиться.

народы

Благоденствие дурного правителя — бедствие для народа.

наслаждение

Наслаждение есть плод труда и награда за него.

насмешки

Насмешка — детище удовлетворённого презрения.

Насмешка — хорошее испытание для самолюбия.

неблагодарность

Неблагодарность самая гнусная, но вместе с тем и самая исконная — это неблагодарность детей к родителям.

недостатки

Можно, от всего сердца любя человека, всё-таки понимать, как велики его недостатки. Было бы глупой дерзостью мнить, будто нашего расположения достойно лишь одно совершенство. Порою наши слабости привязывают нас друг к другу ничуть не меньше, чем самые высокие добродетели.

несправедливость

Несправедливость всегда оскорбляет наши чувства — разве что она приносит нам прямую выгоду.

несчастье

Лучшая опора в несчастье не разум, а мужество.

нравственность

Есть люди, которые относятся к нравственности, как некоторые архитекторы к домам: на первый план ставится удобство.

обиды

Нет обиды, которой мы не простили бы, отомстив за неё.

обязательства

Главные обязанности людей основаны на их беззащитности друг перед другом.

одиночество

Одиночество так же необходимо разуму, как воздержание в еде — телу, и точно так же гибельно, если оно слишком долго длится.

остроумие

Нет человека настолько остроумного, чтобы никогда не быть скучным.

отчаяние

Отчаяние есть величайшее из наших заблуждений.

ошибки

Мы не любим, когда нас жалеют за совершённые нами ошибки.

писатели

Мы куда усердней подмечаем у писателя противоречия, часто мнимые, и другие промахи, чем извлекаем пользу из его суждений, как верных, так и ошибочных.

политика

Легче всего уничтожить ту партию, в чьей основе лежат доводы благоразумия.

привычки

Привычка — всё, даже в любви.

рабство

Пусть люди совершают любые ошибки себе во вред, лишь бы им избегнуть худшей напасти — подчинения чужой воли.

Рабство унижает человека до того, что он начинает любить свои оковы.

разговоры

Если хотите высказывать серьёзные мысли, отучитесь сперва болтать вздор.

Только общение излечивает от самонадеянности, робости, глупой заносчивости, только свободный и непринуждённый обмен мнениями позволяет изучать людей, прощупывать, распознавать и сравнивать себя с ними.

разум

Наш разум скорее проницателен, нежели последователен, и охватывает больше, чем в силах постичь.

Разуму не постичь надобностей сердца.

речь

Несколько примеров, приведённых в немногих словах и на своём месте, придают мыслям больше блеска, больше веса и авторитетности; но излишнее обилие примеров и излишек подробностей всегда ослабляют речь.

робкость

Опасайтесь робких.

скупость

Скупость — низменная и плачевная мания, которая не требует ни знаний, ни здравого рассудка, ни молодости; именно поэтому, когда чувства начинают нам изменять, она одна занимает место всех прочих страстей.

Скупость — это величайшее недоверие к обстоятельствам жизни, это старание уберечься от прихотей судьбы чрезмерной осмотрительностью.

Неизменная скупость в похвалах — верный признак посредственного ума.

слава

Кто ищет славы на пути добродетели, тот лишь требует награды по заслугам.

Кто не знает цену времени, тот не рождён для славы.

совесть

Совесть умирающих клевещет на прожитую ими жизнь.

Нет правил более изменчивых, нежели правила, внушённые совестью.

советы

Самые полезные советы те, которые легче всего использовать.

Советы старых людей — как зимнее солнце: светят, да не греют.

справедливость

Нельзя быть справедливым, не будучи человечным.

старость

В старости не увеличивается число друзей: все потери тогда безвозвратны.

страсть

Именно страстям обязан разум самыми блистательными своими завоеваниями.

Любая страсть, владеющая человеком, как бы открывает прямой доступ к нему.

Мыслить человека научили страсти.

Если советы страсти более смелы, чем советы рассудка, то и сил для исполнения их страсть даёт больше, чем рассудок.

Страстям мы обязаны, быть может, наибольшими победами ума.

страх

Страх и надежда могут убедить человека в чём угодно.

судьба

Наградить человека честолюбием, не наделив талантом, — вот самое большое зло, какое может причинить ему судьба.

счастье

Иные живут счастливо, сами того не зная.

Человек счастлив, лишь когда он на своём месте.

терпение

Терпение — это искусство надеяться.

тщеславие

Ничто так не унижает человека, не делает его таким жалким, как тщеславие; оно ярчайшая примета посредственности.

Тщеславные люди — плохие дипломаты: они не умеют молчать.

уважение

Кто уважает себя — внушает почтение другим.

Мы так хотим заслужить уважение, что порою и впрямь становимся достойны его.

удовольствие

Сознание плодотворности труда есть одно из самых лучших удовольствий.

ум

Ум — око души.

Предел хитроумия — умение управлять, не применяя силы.

Удержаться на высоте своего успеха или на уровне своего богатства — вот на что нужно больше всего ума.

Ум не спасает нас от глупостей, совершаемых под влиянием настроения.

Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам; люди большого ума всё замечают и ни на что не обижаются.

Ум должен не ограничивать, а дополнять добродетель.

унижение

Люди редко примиряются с постигшим их унижением: они попросту забывают о нём.

успех

Только про того можно сказать, что он добился успеха, кто сумел воспользоваться его плодами.

Успех одаряет очень многим, только не друзьями.

философия

Ясность — вежливость философии.

характер

Твёрдый характер должен сочетаться с гибкостью разума.

Говоря о характере, нередко путают свойства души со свойствами разума.

Человека называют бесхарактерным, если душа его слаба, легкомысленна, непостоянна, но даже эти недостатки всё равно образуют характер.

Люди с пылким характером редко бывают постоянны в дружбе.

человек

Человек влюблён в созданный им самим образ; только ему, а не легкомысленной женщине, он предан всем сердцем.

человечество

Любовный порыв — первый творец рода человеческого.

честолюбие

Так ли уж важно для честолюбца, навсегда упустившего своё счастье, умрёт он чуть более бедным или чуть более богатым?

Пылкое честолюбие с самой юности изгоняет из нашей жизни всякую радость: оно хочет править единовластно.

честь

Торгуя честью, не разбогатеешь.

шутки

Шутка у философов столь умеренна, что её не отличишь от серьезного рассуждения.

на другие темы

«Не хвали человека, пока он жив», — вот правило, изобретённое завистью и слишком поспешно подхваченное философами. Напротив, я утверждаю, что человека нужно хвалить при жизни, если, конечно, он того заслуживает. Отважиться воздать ему должное надлежит именно тогда, когда зависть и клевета ополчаются на его добродетель и талант. Похвалить от души не опасно, опасно незаслуженно огорчить.

Беден ли человек, богат ли, вовек ему не стать добродетельным и счастливым, если волей фортуны он окажется не на своём месте.

Благоденствие освещает путь благоразумию.

Блюсти всюду выгоду — это жизненное правило здравого смысла.

Было бы чересчур смело судить обо всех людях по их слогу. По-видимому, точное соответствие между способностью мыслить и умением выразить мысль в словах встречается редко, а необходимая связь между идеями и терминами не всегда налицо.

Быть подлинно здравомыслящим уже означает много знать.

В доброе отношение людей к некоторым домашним животным закрадывается порой оттенок лести самим себе.

В крайности — но только в крайности — можно принимать и рискованные решения.

Венценосец лишь тогда велик и достоин любви, когда ему присущи добродетели истинных государей и недостатки простых смертных.

Венценосец, который не любит свой народ, может быть великим человеком, но он никогда не станет великим государем.

Всего ошибочнее мерить жизнь мерою смерти.

Высокая должность избавляет иногда от необходимости иметь ещё и дарования.

Даже у молодой женщины меньше поклонников, чем у богача, который славится хорошим столом.

Для того чтобы творить великие дела, нужно жить так, будто и умирать не придётся.

Если человек рождён с высокой и мужественной душой, если он работящ, горд, честолюбив, чужд низкопоклонства, а ум его глубок и скрытен, я могу смело сказать, что у него есть всё необходимое, чтобы его не замечали вельможи: они больше, чем остальные, боятся тех, кем не могут помыкать.

Зависть обвиняет и судит бездоказательство, она преумножает недостатки, даёт малейшим ошибкам громкие названия; язык её исполнен желчи, преувеличения и несправедливости.

Здравость суждения идёт дальше, чем здравый смысл, но основы её более шатки.

Иной раз проще создать новую партию, чем постепенно добиваться главенства в уже созданной.

Как мало вещей, о которых мы судим здраво.

Когда нововведение слишком трудно установить, это служит доказательством, что в нём нет необходимости.

Короли признают великими только тех, кого сами и возвеличили.

Кто жаждет совершить великое, тот должен рисковать и делать ошибки, не падая из-за этого духом и не страшась себя обнаружить; человек, знающий свои слабости, может попытаться обратить их себе на пользу, но такое удаётся не часто.

Кто не способен выдумывать небылицы, у того один выход — рассказывать были.

Кто не способен к великим свершениям, тот презирает великие замыслы.

Мало кому удавалось совершить великое деяние по чужой подсказке.

Мы любим иной раз даже такие похвалы, в искренность которых не верим.

Мы предвидим трудности, связанные с осуществлением нашей затеи, но редко думаем о тех, что коренятся в нас самих.

Небольшое преимущество — иметь живой ум, если не имеешь верности суждения: совершенство часов не в быстром, а в верном ходе.

Немного здравого смысла — и от глубокомыслия ничего не останется.

Необходимость избавляет нас от трудностей выбора.

Нет покровителей надёжнее, чем наши собственные способности.

Неучёность не есть недостаток ума, а знание не есть признак гения.

Нравы портятся легче, чем исправляются.

Отцовская любовь ничем не отличается от любви к самому себе.

Постоянство — это всегдашняя мечта любви.

Праздность более утомляет, чем труд.

Представление отца о себе неотрывно от представления о сыне, разве что последний каким-нибудь своим свойством противоречит этому представлению.

Предусмотрительность, плодовитый и быстрый в военных вопросах ум не сделают человека великим полководцем, если эти таланты не подкреплены хладнокровием в опасности, телесной крепостью и неутомимо деятельной натурой.

Разве кто не имеет права любить самого себя? Разве поступок будет менее хорош только потому, что мы делаем его с удовольствием?

Редко случается высказать здравую мысль тому, кто всегда тщится быть оригинальным.

Реже всего нам помогают те, в ком мы особенно нуждаемся.

Светские люди не беседуют о таких мелочах, как народ; но и народ не занимается таким вздором, каким занимаются светские люди.

Соблюдение целомудрия вменяется в закон женщинам, меж тем в мужчинах они превыше всего ценят развращённость. Не забавно ли?

Сознание своих сил увеличивает их.

Солдаты, покидая место постоя, поджигают его, несмотря на запрет командира: им нравится сметать с лица земли великолепные здания. Что побуждает их везде и всюду оставлять за собой неизгладимые следы варварства? Просто ли удовольствие разрушать? Или же уверенность всех слабодушных, что разрушение — верный признак смелости и могущества?

Стоит нам почувствовать, что человеку не за что нас уважать, — и мы начинаем почти что ненавидеть его.

Суровость закона говорит о его человеколюбии, а суровость человека — о его узости и жестокосердии.

Только тот способен на великие деяния, кто живёт так, словно он бессмертен.

Торговля — это школа обмана.

Тот, кто чувствует лишь своё ничтожество и не чувствует силу, никогда особенно не воспламеняется страстью, потому что не смеет ни на что надеяться.

Управлять одним человеком иной раз труднее, чем целым народом.

Хороший вкус есть способность верно судить о предметах, связанных с областью чувства.

Хороший стол исцеляет раны, нанесённые картами и любовью.

Хотите подчинить себе других — начинайте с себя.

Чрезмерная осмотрительность не менее пагубна, чем её противоположность: мало проку от людей тому, кто вечно боится, как бы его не надули.

Чтобы избавиться от гнёта силы, люди принуждены были подчиняться закону.

Я всегда дивился тому, что государям и в голову не приходит проверить — может быть, сочинители великих творений способны и на великие дела? Объясняется это, видимо, тем, что государям некогда читать.

Я сравнил бы мир со стариком, который сохраняет все желания молодости, но стыдится их и прячет, потому ли, что обманулся в достоинстве многих вещей, или потому, что хочет казаться таким разочарованным.