Блудный сын. «И когда он был еще далеко, увидел его отец». - говорит Евангелие. Значит, он ждал, караулил каждый день!

Блеять с баранами немногим достойнее, чем выть с волками.

Воскресший Христос мог бы явиться Ироду, Пилату, Каиафе, привести в ужас своих палачей. Но Христос - полная противоположность графу Монте-Кристо.

Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется.

Вопреки видимости, именно зима - пора надежды.

В Париже тратишь все силы на то, чтобы добиться уважения людей, которых не уважаешь.

«В мое время...» Слова говорят за себя: произносящий их считает, что уже не принадлежит этому времени. С вами говорит мертвец.

Достаточно улыбки, чтобы всё возможным стало.

Дурной поступок редко остается без вознаграждения.

Десятая муза — бессонница.

Дураки жалуются, что их принимают за дураков.

Даже если этот мир отвернулся от Христа, ко Христу не придёшь, отвернувшись от мира.

Две тысячи лет после смерти Христа слова «Господи, боже ты мой» чаще выражают досаду, чем молитву.

Для многих Христос - вода, которой жаждешь; для некоторых - воздух, которым дышишь.

Для пожилых - по мере того как пустеет их мир, - безмолвно заселяется мир незримый. Это как песочные часы.

Епископ, небрежно дающий благословение, оскорбляет Бога больше, чем пьяница, который богохульствует, ругаясь в кабаке.

Зимой сестра милосердия написала мне из больницы: «Дни такие короткие и длинные...»

Закон политики: менее опасно создать четырех недовольных, чем одного довольного и трех завидующих.

Истина, сказанная без любви, порождает ошибку.

Когда осужденному на смерть завязывают глаза, это делается, чтобы солдаты не видели его взгляда, а не наоборот.

Кто смеется последним, будет смеятся один.

Когда презрение взаимно, оно этим не уничтожается, а удваивается.

Крайне скромные люди, которые причиняют вам беспокойство лишь один раз в своей жизни - в день своих похорон.

Лицо отделывается изнутри — душой, снаружи — жизнью. В каждом лице можно различить и то, и другое.

Любить — значит смотреть в одном направлении? Возможно, но только, если он и она не смотрят телевизор.

Люди воображают, что птицы поют для их удовольствия.

Лебедя создает вода. Лебедь без воды - просто гусь.

Лица богатых так же наглухо замкнуты, как их жилища.

Мыслей у них нет, но они ухитряются иметь задние мысли...

Можно жить и в одиночестве, если кого-то ждешь.

Мы бессознательно думаем, что Бог видит нас сверху — но он видит нас изнутри.

Молодые люди - сплошь трагики; в браке они сочетаются вечными узами со своей публикой.

Небо гораздо более населено, чем Земля.

Нужно немного, чтобы вызвать улыбку, и достаточно улыбки, чтобы все стало возможным.

На самом деле «Красавица и чудовище» — это история о раздвоении личности.

Не старайся сказать последнее слово, старайся сделать последний шаг.

Не надо смешивать снисходительность, которая чаще всего преступна и губительна, с милосердием, которое никогда таковым не бывает. Христос не «снисходителен».

Никем не любимый ребенок перестает быть ребенком: он лишь маленький беззащитный взрослый.

Нужно изгнать мысль, что твое счастье заслужено, ибо она ведет к иной мысли, чудовищной, будто такой-то заслужил свое несчастье.

Нищий с зонтом - и никто ему не подавал.

Нужно много самоотречения, чтобы согласиться быть смазкой, а не колесиком.

Не трудно любить Христа, отдавшего за нас свою жизнь. Но любить во имя Его тех, кто отравляет нам жизнь...

Нас мучит не будущее время, а условное наклонение.

Остерегайтесь тех, кто «никогда не скучает»: с ними скучно.

Одна из форм непредусмотрительности: думать о послезавтрашнем дне вместо завтрашнего.

Оптимизм — карикатура на надежду.

Остерегайтесь и тех, которые делают накануне то, что должны были сделать сегодня.

Он говорил о своем городе, что в нем пятнадцать тысяч жителей, но не более трехсот душ.

Пытаясь жить в ладу со всеми, кончаешь разладом с самим собой.

Прежде улицы были полны людей с орудиями труда; теперь все несут бумаги!

Последними изнашиваются плохие сердца.

Персонаж, которым нас представляют себе другие, часто заставляет нас стать им.

Привилегированные очень ценят мелкие неприятности: они устраняют последние упреки совести.

Преимущество известности в том, что она избавляет от необходимости пояснять написанное вами.

Пусть вас не впечатляют курильщики трубки: их молчаливость, глубокая задумчивость, лаконичность - все от трубки, не от ума.

Родители склонны предпочитать не самого одаренного из своих детей, даже не самого совершенного, а того, кто отвечает им наибольшей нежностью. Можно думать, что таково же отношение к нам Бога.

Радио и телевидение фабрикуют больших людей для маленьких человечков.

Самое лучшее в воскресном дне — это вечер субботы.

Святость рождается из непроизвольных движений сердца, а не из тщательного процеживания поступков, слов и мыслей.

Сколько недоразумений проистекает из того, что люди смотрят на свои привилегии как на награды.

Супружеские пары бывают четырех видов: ты и я равняется Ты; ты и я равняется Я; ты и я равняется Мы; ты и я равняется Ты и Я.

Сегодня все для всех служит зрелищем, а не примером.

Счастье, которое нужно защищать, в сущности, уже не счастье.

Счастье - это когда время останавливается.

Театр, в котором играют Мольера, каждый вечер заполняют скупцы, лицемеры, врачи, рогоносцы, дураки и святоши - и все они смеются.

У многих эрудитов мозг представляет собой лишь оглавление.

Успех — не доказательство и уж тем более не обоснование.

Уж лучше отдать душу дьяволу, чем пытаться продать ее Богу.

Я поставил себе принципом судить о мужчинах по тому, как они судят о женщинах.

Человек, достигший успеха, - это человек, который за собственные ошибки заставляет платить других.

Циркачи скажут тебе, что труднее всего жонглировать предметами разного веса — когда одни очень легкие, другие очень тяжелые. А ведь именно этим ты занимаешься всю свою жизнь.

Юноша становится взрослым, когда он наконец понимает, что взрослых не существует.