Краткая биография

Александр Александрович Блок, знаменитый русский поэт, появился на свет 28 ноября (16 ноября по ст. ст.) 1880 г. в Санкт-Петербурге, в интеллигентной семье. Его отец был юристом, профессором права, мать - дочерью ректора университета, переводчицей. Уже в раннем детстве стало понятно, что мальчик одарен. В пятилетнем возрасте он писал стихи, будучи подростком, вместе с братьями выпускал домашние журналы. Закончив Введенскую гимназию (1891-1898), Александр Блок поступил на юридический факультет Петербургского университета, но спустя три года перевелся на историко-филологический факультет (славяно-русское отделение), который окончил в 1906 г.

На учебу в университете пришелся период становления Блока как художника, осознание им своего жизненного призвания. За 1901-1902 гг. он написал более восьми десятков стихотворений, вдохновленный любовью к будущей супруге, дочери знаменитого химика, Л. Менделеевой. Весна 1902 г. принесла знакомство с Д. Мережковским и З. Гиппиус, влияние которых на Блока, его творческую биографию оказалось поистине огромным. В 1903 г. в журнале «Новый путь», который они издавали, Блок впервые предстал перед публикой, причем не только как поэт, но и как критик. В том же году его стихотворения были напечатаны в «Литературно-художественном сборнике: Стихотворения студентов Императорского Санкт-Петербургского университета», а также увидел свет цикл «Стихи о Прекрасной Даме» (альманах «Северные цветы»), который сделал Блока известным поэтом.

Важным фактором формирования мировоззрения поэта стала революция 1905 года, показавшая жизнь с другой, более реалистичной, стороны и наложила заметный отпечаток на творчество. В этот период публикуются «Нечаянная радость» (1906), «Вольные мысли» (1907), «Итальянские стихи» (1908), «Снежная маска» (1907), «На поле Куликовом» (1908). В 1909 г. начинается новая страница в жизни Блока. После трагических событий (смерть отца поэта, ребенка Л. Менделеевой) супружеская чета уезжает в Италию. Путешествие в страну с совершенно иным укладом, соприкосновение с классическим итальянским искусством создали в душе поэта совершенно новый настрой. Делая в апреле 1910 г. доклад о современном состоянии русского символизма, Александр Блок заявил о том, что подошел к концу значимый этап его жизненного и творческого пути.

Благодаря получению отцовского наследства Блок мог не думать о хлебе насущном и полностью посвятить себя реализации масштабных литературных замыслов. Так, в 1910 г. он начал писать эпическую поэму под названием «Возмездие», которой было суждено остаться незавершенной.

В июле 1916 г. поэта призвали в армию, он попал в инженерно-строительную дружину Всероссийского земского союза и служил в Белоруссии. Февральская и Октябрьская революции стали, как и у всех, точкой отсчета нового этапа биографии. Они были встречены поэтом не без противоречивых чувств, но его гражданская позиция заключалась в том, чтобы в трудные времена остаться вместе с родиной. В мае 1917 г. Блок трудился в качестве редактора в Чрезвычайной следственной комиссии для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц. В январе 1918 г. им был опубликован цикл статей под названием «Россия и интеллигенция»; в том же году увидела свет его знаменитая поэма «Двенадцать». Многие собратья по перу, такие как Д. Мережковский, З. Гиппиус, Ф. Сологуб, М. Пришвин, И. Эренбург, Вяч. Иванов и др., подвергли резкой критике его отношение к большевикам.

В свою очередь, советская власть не преминула обратить себе на пользу лояльность известного поэта. Ему нужна была государственная служба как источник доходов, поскольку о том, чтобы прокормиться заработками на литературном поприще, не могло быть и речи, однако нередко назначение в разнообразные комитеты, комиссии производились без его на то согласия. В сентябре 1917 г. Блок - член Театрально-литературной комиссии; в период с 1918-1919 гг. местом службы были Наркомпрос, Союз поэтов, Союз деятелей художественной литературы, издательство «Всемирная литература»; в 1920-м поэта назначают на должность председателя Петроградского отделения Союза поэтов.

Если сначала Блок расценивал свое участие в работе культурно-просветительских учреждений как долг интеллигента перед народом, то постепенно к нему приходило прозрение: он понимал, что пропасть между воспетой им очищающей революционной стихией и зарождающейся тоталитарной бюрократической махиной становится все глубже, и это провоцировало депрессивный настрой. Усугубляли его огромная физическая и моральная нагрузка, неустроенность быта в революционном городе, семейные проблемы. Страдала не только психика поэта: у него развились астма, сердечно-сосудистые заболевания, зимой 1918 г. он заболел цингой. В феврале 1927 г. на вечере памяти Пушкина Блок произнес речь «О назначении поэта», говорил о губящей поэтов «нехватке воздуха», о тщетности попыток «новой черни» посягнуть на их свободу. Она стала его своеобразным завещанием как человека и литератора.

Весной 1921 г. Блок обратился к властям с просьбой о разрешении выехать в Финляндию для лечения, однако политбюро ЦК ВКП(б) отклонило ходатайство. За поэта просили Луначарский и Горький, и на очередном заседании все-таки решение на получение выездной визы было выдано, но оно уже не могло спасти положение. Будучи тяжело больным, жестоко страдая не только от недугов, но и от материальной нужды, 7 августа 1921 г. Александр Блок скончался в своей петроградской квартире. Похоронили его на Смоленском кладбище; позднее останки его были перезахоронены на Волковском кладбище (Литераторских мостках).

Биография из Википедии

Общие сведения

Отец Александра Блока — Александр Львович Блок (1852—1909), юрист, профессор Варшавского университета, происходил из дворянского рода, его брат Иван Львович был видным российским государственным деятелем.

Александра Андреевна Блок — мать поэта. Варшава, 1880 годАлександра Андреевна Блок — мать поэта. Варшава, 1880 год

Мать — Александра Андреевна, урождённая Бекетова, (1860—1923) — дочь ректора Санкт-Петербургского университета А. Н. Беке́това. Замужество, начавшееся, когда Александре было восемнадцать лет, оказалось недолгим: после рождения сына она разорвала отношения с мужем и впоследствии их более не возобновляла. В 1889 году она добилась указа Синода о расторжении брака с первым супругом и вышла замуж за гвардейского офицера Ф. Ф. Кублицкого-Пиоттуха, оставив при этом сыну фамилию первого мужа.

Девятилетний Александр поселился с матерью и отчимом на квартире в казармах лейб-гренадерского полка, расположенных на окраине Петербурга, на берегу Большой Невки. В 1889 году он был отдан во Введенскую гимназию. В 1897 году, очутившись с матерью за границей, в немецком курортном городке Бад-Наугейме, 16-летний Блок пережил первую сильную юношескую влюблённость в 37-летнюю Ксению Садовскую. Она оставила глубокий след в его творчестве. В 1897 году на похоронах в Петербурге встретился с Владимиром Соловьёвым.

В 1898 году окончил гимназию, летом начинается его увлечение Любовью Менделеевой; в августе поступил на юридический факультет Петербургского университета. Через три года перевёлся на славяно-русское отделение историко-филологического факультета, которое окончил в 1906 году. В университете Блок знакомится с Сергеем Городецким и с Алексеем Ремизовым.

В это время троюродный брат поэта, впоследствии священник Сергей Михайлович Соловьёв (младший), становится одним из самых близких друзей молодого Блока.

Первые стихи Блок написал в пять лет. В восемь лет юный Александр впервые встречает казанского поэта-лирика, странствующего крестьянина Гаврилу Габриева. После краткого разговора с Габриевым юный Александр окончательно утверждается в своем желании стать поэтом, о чём и сообщает на следующий день матери. В 10 лет Александр Блок написал два номера журнала «Корабль». С 1894 по 1897 год он вместе с братьями писал рукописный журнал «Вестник», всего вышло 37 номеров журнала. С детства Александр Блок каждое лето проводил в подмосковном имении деда Шахматово. В 8 км находилось имение Боблово, принадлежащее другу Бекетова, великому русскому химику Дмитрию Менделееву. В 16 лет Блок увлёкся театром. В Петербурге Александр Блок записался в театральный кружок. Однако после первого успеха ролей в театре ему больше не давали.

В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой, дочери Д. И. Менделеева, героине его первой книги стихов «Стихи о Прекрасной Даме». Известно, что Александр Блок испытывал к жене сильные чувства, но периодически поддерживал связи с различными женщинами: одно время это была актриса Наталья Николаевна Волохова, потом — оперная певица Любовь Александровна Андреева-Дельмас. Любовь Дмитриевна тоже позволяла себе увлечения. На этой почве у Блока возник конфликт с Андреем Белым, описанный в пьесе «Балаганчик». Андрей Белый, считавший Менделееву воплощением Прекрасной Дамы, был страстно влюблён в неё, но она не ответила ему взаимностью. Впрочем, после Первой мировой войны отношения в семье Блоков наладились, и последние годы поэт был верным мужем Любови Дмитриевны.

В 1909 году происходит два тяжёлых события в семье Блока: умирает ребёнок Любови Дмитриевны и умирает отец Блока. Чтобы прийти в себя, Блок со своей женой уезжают отдохнуть в Италию и Германию. За итальянские стихи Блока приняли в общество, которое называлось «Академией». В ней помимо него состояли Валерий Брюсов, Михаил Кузмин, Вячеслав Иванов, Иннокентий Анненский.

Летом 1911 года Блок снова едет за границу, на этот раз во Францию, Бельгию и Нидерланды. Александр Александрович даёт негативную оценку французских нравов:

Неотъемлемое качество французов (а бретонцев, кажется, по преимуществу) — невылазная грязь, прежде всего — физическая, а потом и душевная. Первую грязь лучше не описывать; говоря кратко, человек сколько-нибудь брезгливый не согласится поселиться во Франции.

Летом 1913 года Блок опять едет во Францию (по совету докторов) и снова пишет об отрицательных впечатлениях:

Биарриц наводнён мелкой французской буржуазией, так что даже глаза устали смотреть на уродливых мужчин и женщин… Да и вообще надо сказать, что мне очень надоела Франция и хочется вернуться в культурную страну — Россию, где меньше блох, почти нет француженок, есть кушанья (хлеб и говядина), питьё (чай и вода); кровати (не 15 аршин ширины), умывальники (здесь тазы, из которых никогда нельзя вылить всей воды, вся грязь остаётся на дне)…

В 1912 году Блок писал драму «Роза и Крест» о поисках сокровенного знания провансальского трубадура Бертрана де Борна. Пьеса была завершена в январе 1913 года, понравилась К. С. Станиславскому и В. И. Немировичу-Данченко, но драму так и не поставили в театре.

7 июля 1916 года Блока призвали на службу в инженерную часть Всероссийского Земского Союза. Поэт служил в Белоруссии. По собственному признанию в письме матери, во время войны его основные интересы были «кушательные и лошадиные».

Революционные годы

Блок, Сологуб и Чулков в 1908 годуБлок, Сологуб и Чулков в 1908 году

Февральскую и Октябрьскую революции Блок встретил со смешанными чувствами. Он отказался от эмиграции, считая, что должен быть с Россией в трудное время. В начале мая 1917 года был принят на работу в «Чрезвычайную следственную комиссию для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданских, так и военных и морских ведомств» в должности редактора. В августе Блок начал трудиться над рукописью, которую он рассматривал как часть будущего отчёта Чрезвычайной следственной комиссии и которая была опубликована в журнале «Былое» (№ 15, 1919 г.) и в виде книжки под названием «Последние дни Императорской власти» (Петроград, 1921).

Октябрьскую революцию Блок сразу принял восторженно, но как стихийное восстание, бунт.

В январе 1920 года от воспаления лёгких умер отчим Блока генерал Франц Кублицкий-Пиоттух, которого поэт называл Францик. Блок забрал к себе жить свою мать. Но она и жена Блока не ладили между собой.

В январе 1921 года Блок по случаю 84-й годовщины смерти Пушкина выступил в Доме литераторов со своей знаменитой речью «О назначении поэта».

Болезнь и смерть

Могила Блока на Литераторских мостках в Санкт-ПетербургеМогила Блока на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге

Блок был одним из тех деятелей искусства Петрограда, кто не просто принял советскую власть, но согласился работать на её пользу. Власть широко начала использовать имя поэта в своих целях. На протяжении 1918—1920 годов Блока, зачастую вопреки его воле, назначали и выбирали на различные должности в организациях, комитетах, комиссиях. Постоянно возрастающий объём работы подорвал силы поэта. Начала накапливаться усталость — Блок описывал своё состояние того периода словами «меня выпили». Этим же, возможно, и объясняется творческое молчание поэта — он писал в частном письме в январе 1919 года: «Почти год как я не принадлежу себе, я разучился писать стихи и думать о стихах…». Тяжёлые нагрузки в советских учреждениях и проживание в голодном и холодном революционном Петрограде окончательно расшатали здоровье поэта — у Блока возникли серьёзная сердечно-сосудистая болезнь, астма, появились психические расстройства, зимой 1920 года началась цинга.

Весной 1921 года Александр Блок вместе с Фёдором Сологубом просили выдать им выездные визы. Вопрос рассматривало Политбюро ЦК РКП(б). В выезде было отказано. Луначарский отмечал: «Мы в буквальном смысле слова, не отпуская поэта и не давая ему вместе с тем необходимых удовлетворительных условий, замучали его». Ряд историков полагал, что В. И. Ленин и В. Р. Менжинский сыграли особо негативную роль в судьбе поэта, запретив больному выезд на лечение в санаторий в Финляндии, о чём, по ходатайству Максима Горького и Луначарского, шла речь на заседании политбюро ЦК РКП(б) 12 июля 1921 года. Выхлопотанное Л. Б. Каменевым и А. В. Луначарским на последующем заседании политбюро разрешение на выезд было подписано 23 июля 1921 года. Но так как состояние Блока ухудшилось, 29 июля 1921 Горький просит разрешение на выезд и жене Блока как сопровождающему лицу. Уже 1 августа разрешение на выезд Л. Д. Блок подписано Молотовым, но Горький узнает об этом от Луначарского только 6 августа.

Оказавшись в тяжёлом материальном положении, он серьёзно болел и 7 августа 1921 года умер в своей последней петроградской квартире от воспаления сердечных клапанов, на 41-м году жизни. За несколько дней до смерти по Петрограду прошёл слух, будто поэт сошёл с ума. Накануне смерти Блок долго бредил, одержимый единственной мыслью: все ли экземпляры «Двенадцати» уничтожены. Однако поэт умер в полном сознании, что опровергает слухи о его помешательстве. Перед смертью, после получения отрицательного ответа на запрос о выезде на лечение за границу (от 12 июля), Блок сознательно уничтожил свои записи, отказывался от приёма пищи и лекарств.

Объявление в «Красной газете»Объявление в «Красной газете»

Александр Блок был похоронен на Смоленском православном кладбище Петрограда. Там же похоронены семьи Бекетовых и Качаловых, включая бабушку поэта Ариадну Александровну, с которой он находился в переписке. Отпевание было совершено протоиереем Алексеем Западаловым 10 августа (28 июля ст. ст. — день празднования Смоленской иконы Божией Матери) в церкви Воскресения Христова.

А Смоленская нынче именинница.
Синий ладан над травою стелется.
И струится пенье панихидное,
Не печальное нынче, а светлое.
...
Принесли мы Смоленской заступнице
Принесли Пресвятой Богородице
На руках во гробе серебряном
Наше солнце, в муке погасшее,
Александра, лебедя чистого.

Анна Ахматова

В 1944 году прах Блока был перезахоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище.

Семья и родственники

Родственники поэта проживают в Москве, Петербурге, Томске, Риге, Риме, Париже и в Англии. До последних лет в Петербурге проживала троюродная сестра Александра Блока — Ксения Владимировна Бекетова. Среди родственников Блока — главный редактор журнала «Наше наследие» — Владимир Енишерлов.

Предполагаемым сыном А. Блока был журналист А. Нолле (Кулешов).

Творчество

Начинал творить в духе символизма («Стихи о Прекрасной Даме», 1901—1902), ощущение кризиса которого провозгласил в драме «Балаганчик» (1906). Лирика Блока, по своей «стихийности» близкая музыке, формировалась под воздействием романса. Через углубление социальных тенденций (цикл «Город», 1904—1908), религиозного интереса (цикл «Снежная маска», Изд. «Оры», Санкт-Петербург 1907), осмысление «страшного мира» (одноимённый цикл 1908—1916), осознание трагедии современного человека (пьеса «Роза и крест», 1912—1913) пришёл к идее неизбежности «возмездия» (одноимённый цикл 1907—1913; цикл «Ямбы», 1907—1914; поэма «Возмездие», 1910—1921). Главные темы поэзии нашли разрешение в цикле «Родина» (1907—1916).

Парадоксальное сочетание мистического и бытового, отрешённого и повседневного вообще характерно для всего творчества Блока в целом. Это есть отличительная особенность и его психической организации, и, как следствие, его собственного, блоковского символизма. Особенно характерным в этой связи выглядит ставшее хрестоматийным классическое сопоставление туманного силуэта «Незнакомки» и «пьяниц с глазами кроликов». Блок вообще был крайне чувствителен к повседневным впечатлениям и звукам окружающего его города и артистов, с которыми сталкивался и которым симпатизировал.

До революции музыкальность стихов Блока убаюкивала аудиторию, погружала её в некий сомнамбулический сон. Позднее в его произведениях появились интонации отчаянных, хватающих за душу цыганских песен (следствие частых посещений кафешантанов и концертов этого жанра, в особенности, оперных представлений и концертов Любови Дельмас, с которой у Блока впоследствии был роман).

Особенностью поэтического стиля А. А. Блока является использование метафоры

Метафорическое восприятие мира он сам признает за основное свойство истинного поэта, для которого романтическое преображение мира с помощью метафоры — не произвольная поэтическая игра, а подлинное прозрение в таинственную сущность жизни

в виде катахрезы, переходящей в символ. Новаторским вкладом Блока является использование дольника как единицы ритма стихотворной строки.

С Блока начинается … решительное освобождение русского стиха от принципа счета слогов по стопам, уничтожение канонизированного Тредиаковским и Ломоносовым требования метрического упорядочения числа и расположения неударных слогов в стихе. В этом смысле все новейшие русские поэты учились у Блока.

Поначалу и Февральскую, и Октябрьскую революцию Блок воспринял с готовностью, полной поддержкой и даже с восторгом, которого, впрочем, хватило чуть более чем на один короткий и тяжёлый 1918 год. Как отмечал Ю. П. Анненков,

в 1917—18 годах Блок, несомненно, был захвачен стихийной стороной революции. «Мировой пожар» казался ему целью, а не этапом. Мировой пожар не был для Блока даже символом разрушения: это был «мировой оркестр народной души». Уличные самосуды представлялись ему более оправданными, чем судебное разбирательство

— (Ю. П. Анненков, «Воспоминания о Блоке»).

Эта позиция Блока вызвала резкие оценки ряда других деятелей литературы — в частности, И. А. Бунина:

Блок открыто присоединился к большевикам. Напечатал статью, которой восхищается Коган (П. С.). Песенка-то вообще нехитрая, а Блок человек глупый. Русская литература развращена за последние десятилетия необыкновенно. Улица, толпа начала играть очень большую роль. Всё — и литература особенно — выходит на улицу, связывается с нею и подпадает под её влияние. «В Жмеринке идёт еврейский погром, как и был погром в Знаменке…» Это называется, по Блокам, «народ объят музыкой революции — слушайте, слушайте музыку революции!»

— (И. А. Бунин, «Окаянные дни»).

Октябрьскую революцию Блок пытался осмыслить не только в публицистике, но и, что особенно показательно, в своей не похожей на всё предыдущее творчество поэме «Двенадцать» (1918). Это яркое и в целом недопонятое произведение стоит совершенно особняком в русской литературе Серебряного века и вызывало споры и возражения (как слева, так и справа) в течение всего XX века. Как это ни странно, но ключ к реальному пониманию поэмы можно найти в творчестве популярного в дореволюционном Петрограде, а ныне почти забытого шансонье и поэта Михаила Савоярова, «грубоватое» творчество которого Блок высоко ценил и концерты которого посещал десятки раз. Если судить по поэтическому языку поэмы «Двенадцать», Блок по меньшей мере сильно изменился, его послереволюционный стиль стал почти неузнаваемым. Видимо он испытал на себе влияние человека, с которым в последние предреволюционные годы состоял в приятельских отношениях: певца, поэта и эксцентрика, Михаила Савоярова. По словам Виктора Шкловского, поэму «Двенадцать» все дружно осудили и мало кто понял именно потому, что Блока слишком привыкли принимать всерьёз и только всерьёз:

Одно из последних стихотворений Блока. Март 1921Одно из последних стихотворений Блока. Март 1921
«Двенадцать» — ироническая вещь. Она написана даже не частушечным стилем, она сделана «блатным» стилем. Стилем уличного куплета вроде савояровских.

В своей статье Шкловский (по гамбургскому счёту) говорил также о Савоярове, самом популярном в предреволюционные годы петроградском шансонье, довольно часто (хотя и не всегда) выступавшего в так называемом «рваном жанре». До неузнаваемости загримировавшись под бродягу-босяка, этот грубый куплетист появлялся на сцене в стилизованном наряде типичного уголовника. Прямое подтверждение этому тезису мы находим в записных книжках Блока. В марте 1918 года, когда его жена, Любовь Дмитриевна готовилась читать вслух поэму «Двенадцать» на вечерах и концертах, Блок специально водил её на савояровские концерты, чтобы показать, каким образом и с какой интонацией следует читать эти стихи. В бытовой, эксцентричной, даже эпатирующей…, но совсем не «символистской», театральной, привычно «блоковской» манере… Судя по всему, Блок полагал, что читать «Двенадцать» нужно именно в той жёсткой блатной манере, как это делал Савояров, выступая в амплуа питерского уголовника (или босяка). Однако сам Блок в таком харáктерном образе читать не умел и не научился. Для такого результата ему пришлось бы самому стать, как он выразился, «эстрадным поэтом-куплетистом». Именно таким образом поэт мучительно пытался отстраниться от кошмара окружавшей его в последние три года петроградской (и российской) жизни…, то ли уголовной, то ли военной, то ли какого-то странного междувременья…

В поэме «Двенадцать» разговорная и вульгарная речь не только была введена в поэму, но и заместила собой голос самого автора. Языковой стиль поэмы «Двенадцать» был воспринят современниками не только как глубоко новый, но и как единственно возможный в тот момент.

По оценке А. Ремизова

Когда я прочитал «Двенадцать», меня поразила словесная материя — музыка уличных слов и выражений — подскреб слов неожиданных у Блока… В «Двенадцати» всего несколько книжных слов! Вот она какая музыка, подумал я. Какая выпала Блоку удача: по-другому передать улицу я не представляю возможным. Тут Блок оказался на высоте словесного выражения.

В феврале 1919 года Блок был арестован Петроградской Чрезвычайной Комиссией. Его подозревали в участии в антисоветском заговоре. Через день, после двух долгих допросов Блока всё же освободили, так как за него вступился Луначарский. Однако даже эти полтора дня тюрьмы надломили его. В 1920 году Блок записал в дневнике:

…под игом насилия человеческая совесть умолкает; тогда человек замыкается в старом; чем наглей насилие, тем прочнее замыкается человек в старом. Так случилось с Европой под игом войны, с Россией — ныне.

Переосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были разом созданы «Скифы» и «Двенадцать», Блок совсем перестал писать стихи и на все вопросы о своём молчании отвечал: «Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?» А художнику Анненкову, автору кубистических иллюстраций к первому изданию поэмы «Двенадцать», он жаловался: «Я задыхаюсь, задыхаюсь, задыхаюсь! Мы задыхаемся, мы задохнёмся все. Мировая революция превращается в мировую грудную жабу!».

Последним воплем отчаяния стала прочитанная Блоком в феврале 1921 года речь на вечере, посвящённом памяти Пушкина. Эту речь слушали и Ахматова, и Гумилёв, явившийся на чтение во фраке, под руку с дамой, дрожавшей от холода в чёрном платье с глубоким вырезом (зал, как и всегда в те годы, был нетопленый, изо рта у всех явственно шёл пар). Блок стоял на эстраде в чёрном пиджаке поверх белого свитера с высоким воротником, засунув руки в карманы. Процитировав знаменитую строку Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…» — Блок повернулся к сидевшему тут же на сцене обескураженному советскому бюрократу (из тех, которые по язвительному определению Андрея Белого, «ничего не пишут, только подписывают») и отчеканил:

…покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю — тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем: жизнь для него потеряла смысл.

Поэтические произведения Блока переведены на многие языки мира.

Александр Блок. Седое Утро. Стихотворения. 1920. Титульный лист.Александр Блок. Седое Утро. Стихотворения. 1920. Титульный лист.
Александр Блок. Рамзес. Сцены из жизни Древнего Египта. 1921. Обложка.Александр Блок. Рамзес. Сцены из жизни Древнего Египта. 1921. Обложка.
Александр Блок. Отроческие Стихи. 1923. Обложка.Александр Блок. Отроческие Стихи. 1923. Обложка.
Стихотворение Блока «Смерть деда» с факсимильной подписьюСтихотворение Блока «Смерть деда» с факсимильной подписью

Библиография

Собрания сочинений

  • «Стихи о прекрасной даме». — М.: «Гриф», 1905 г. Обложка П. А. Метцгер.
  • «Нечаянная радость». Второй сборник стихов. — М.: «Скорпион», 1907
  • «Земля в снегу». Третий сборник стихов. — М.: «Золотое руно», 1907
  • «Снежная маска». — СПб: «Оры», 1907
  • «Лирические драмы». — СПб: «Шиповник», 1908. Обложка К. С. Сомова.
  • «Ночные часы». Четвёртый сборник стихов. — М.: «Мусагет», 1911
  • «Стихи о России». — изд. «Отечество», 1915. Обложка Г. И. Нарбута.
  • Собрание стихотворений. Кн. 1—3. — М.: «Мусагет», 1911—1912; 2-е изд., 1916
  • «Ямбы», Пг., 1919
  • «За гранью прошлых дней». — П.-Берлин: изд. Гржебина, 1920
  • «Седое утро». — П.: «Алконост», 1920
  • «Двенадцать». — София: Российско-болгарское книгоиздательство, 1920
  • Собрание сочинений Александра Блока. — Петербург: «Алконост», 1922
  • Собрание сочинений. т. 1—9. — Берлин: «Эпоха», 1923
  • Собрание сочинений. Т. 1—12. — Л.: изд. писателей .
  • Собрание сочинений. Т. 1—8. — М.— Л.: ИХЛ, 1960—63. 200 000 экз. Дополнительным томом без номера к этому собранию вышли «Записные книжки» в 1965 г. — 100 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — М.: Правда, 1971. — 375 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — Л.: Художественная литература, 1980—1983, 300 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — М.: ТЕРРА, 2009
  • Полное (академическое) собрание сочинений и писем в двадцати томах. Т. 1—5, 7—8. — М., «Наука», 1997 — наст. вр. (длящееся издание, том 6 не выходил, после 5-го тома были выпущены т. 7 и т. 8)
  • Избранные произведения. — К.: Веселка, 1985
  • Записные книжки. 1901—1920. — М.: ИХЛ, 1965.

Блок и революция

  • Блок А. А. Михаил Александрович Бакунин // Блок А. А. Собрание сочинений в 6 томах. Л.: 1982. — Т.4. (Написано в 1906 году, впервые напечатано: Перевал. 1907. № 4 (февраль)).
  • Последние дни Императорской власти: По неизданным документам составил Александр Блок. — Петроград: Алконост, 1921.

Переписка

  • Письма Александра Блока. — Л.: Колос, 1925.
  • Письма Александра Блока к родным: . Т. 1—2. — М.-Л.: Academia, 1927—1932.
  • Письма Ал. Блока к Е. П. Иванову. — М.-Л., 1936.
  • Александр Блок и Андрей Белый. Переписка. — М., 1940.
  • Блок А. А. Письма к жене // Литературное наследство. — Т. 89. — М., 1978.
  • Бываю у Качаловых
  • Письма А. А. Блока к Л. А. Дельмас // Звезда. — 1970. — № 11. — С. 190—201.

Память

Стихотворение Александра Блока на стене одного из домов в Лейдене (Нидерланды)Стихотворение Александра Блока на стене одного из домов в Лейдене (Нидерланды)
  • Музей-квартира А. А. Блока в Санкт-Петербурге располагается на Улице Декабристов (б. Офицерской), 57.
  • Государственный историко-литературный и природный музей-заповедник А. А. Блока в Шахматово
  • Памятник Блоку в Москве, на улице Спиридоновка
  • Его стихотворение «Ночь, улица, фонарь, аптека» превращено в памятник на одной из улиц Лейдена. Блок стал третьим поэтом после Марины Цветаевой и Уильяма Шекспира, чьи стихи были нанесены на стены домов этого города в рамках культурного проекта «Wall poems».

Названия, данные в честь Блока

  • Лицей № 1 им. А. Блока в городе Солнечногорске.
  • 22 февраля 1939 года бывшая Заводская улица в Ленинграде, находящаяся неподалёку от последней квартиры Блока, была переименована в улицу Александра Блока.
  • В память об Александре Блоке названы улицы в Киеве, Красногорске, Ростове-на-Дону, Усть-Абакане, Южно-Сахалинске и в других населённых пунктах государств бывшего СССР.
  • Именем поэта назван астероид (2540) Блок.

В филателии

Марка СССР, 1956 годМарка СССР, 1956 год
Марка СССР, посвящённая Блоку, 1980 год (ЦФА 5128, Скотт 4880)Марка СССР, посвящённая Блоку, 1980 год (ЦФА 5128, Скотт 4880)

В искусстве

К столетию поэта в СССР был снят телефильм «И вечный бой… Из жизни Александра Блока» (в роли Блока снимался Александр Иванов-Сухаревский). Образ Блока также появляется в фильмах «Доктор Живаго», 2002 (играл Дэвид Фишер), «Гарпастум», 2005 (Гоша Куценко), «Есенин», 2005 (Андрей Руденский), «Луна в зените», 2007 (Александр Безруков).

Места, связанные с Блоком

Санкт-Петербург / Петроград

«Ректорский флигель» СПб университета, где родился и жил А. Блок«Ректорский флигель» СПб университета, где родился и жил А. Блок
  • 16 ноября 1880—1883 — «ректорский флигель» Санкт-Петербургского Императорского университета — Университетская набережная, 9 (в 1974 году в память рождения А. А. Блока здесь открыта мраморная мемориальная доска, архитектор Т. Н. Милорадович);
  • 1883—1885 — доходный дом — Пантелеймоновская улица, 4;
  • 1885—1886 — доходный дом — Ивановская (ныне Социалистическая) улица, 18;
  • 1886—1889 — доходный дом — Большая Московская улица, 9;
Кенотаф А. А. Блока на Смоленском кладбище в Санкт-ПетербургеКенотаф А. А. Блока на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге
  • 1889—1906 — квартира Ф. Ф. Кублицкого-Пиоттух в офицерских казармах лейб-гвардии Гренадерского полка — Петербургская (ныне Петроградская) набережная, 44 (в 1980 году установлена гранитная мемориальная доска, архитектор Т. Н. Милорадович);
  • 1902—1903 — меблированная комната на Серпуховской улице, 10, где Блок и Менделеева жили до свадьбы. Через год от комнаты пришлось отказаться, так как полиция потребовала паспорт Блока на прописку.
  • сентябрь 1906 — осень 1907 года — доходный дом — Лахтинская улица, 3, кв. 44;
  • осень 1907—1910 — дворовый флигель особняка А. И. Томсен-Боннара — Галерная улица, 41;
  • 1910—1912 — доходный дом — Большая Монетная улица, 21/9, кв. 27;
  • 1912—1920 — доходный дом М. Е. Петровского — Офицерская улица (с 1918 года — улица Декабристов), 57, кв. 21;
  • 1914 — Тенишевское училище в Санкт-Петербурге. В апреле 1914 года здесь, в постановке В. Э. Мейерхольда, состоялась премьера лирической драмы «Незнакомка» и третья редакция мейерхольдовской интерпретации блоковского «Балаганчика», на которых присутствовал поэт.
  • 6.08.1920 — 7.08.1921 года — доходный дом М. Е. Петровского — улица Декабристов, 57, кв. 23 (имеется мемориальная доска, установленная в 1946 году).

Москва

  • Улица Спиридоновка, дом № 6 — в этом доме, на 2 этаже зимой 1903—1904 годов жил поэт.

Белоруссия

А. Блок. Часовня в Колбах А. Блок. Часовня в Колбах 

В августе 1916 года поэт побывал в Белоруссии, когда по её территории катилась «война с германцами». Полесские дороги поэта — от Парахонска до Лунинца, далее до деревушки Колбы Пинского района. По пути на Пинщину он останавливался в Могилёве и Гомеле, осматривал достопримечательности, в особенности дворец Румянцевых—Паскевичей.

Запись в дневнике поэта: «Тема для фантастического рассказа: „Три часа в Могилёве на Днепре“. Высокий берег, белые церкви над месяцем и быстрые сумерки». Видимо, рассказ о Могилёве Блок написал, но не успел опубликовать. Вместе с другими рукописями он был уничтожен в усадьбе Шахматово во время пожара в 1921 году.