Краткая биография

Джордано Бруно - великий ученый, философ, поэт, появился на свет в небольшом итальянском городе Нола в 1548 г. Отцом его был простой солдат. При рождении ему дали имя Филиппе и 11-летним подростком отвезли в Неаполь, в монастырь св. Доминика, где он занимался изучением диалектики, логики, литературы, активно пополнял багаж знаний благодаря не только собственному рвению, но и богатству монастырской библиотеки. В 1565 г. его постригли в монахи, и с тех пор он стал носить имя Джордано. Сан священника, полученный им в 1572 г., не помешал ему не только сомневаться в некоторых постулатах христианства, но и открыто выражать мысли. Этим он привлек себе внимание начальства, но, не дожидаясь, пока закончится затеянное им расследование, перебрался в Рим, а затем в Северную Италию, которая казалась ему более безопасной.

С того времени жизнь Джордано Бруно превратилась в постоянные скитания по континенту, он нигде не задерживался надолго. Источником средств к существованию стало преподавание философии. Немного пожив в Швейцарии, он перебрался во Францию. Там им был написан цикл философских сонетов, сатирическая поэма «Ноев ковчег», носящая антицерковный характер, а также комедия «Подсвечник» (1582). Однажды к нему на лекцию заглянул сам король Генрих III Французский. Впечатлившись памятью и энциклопедическими познаниями ученого, монарх пригласил его ко двору и впоследствии снабдил рекомендациями, когда Бруно собрался в Англию.

«Английский» период биографии Джордано Бруно начался в 1583 г. с Лондона. Пребывание в столице Туманного Альбиона под покровительством английского короля оказалось очень плодотворным: именно здесь увидели свет его главные сочинения в области философии и естествознания. Будучи преподавателем Оксфордского университета, Бруно написал трактаты «О бесконечности вселенной и мирах», «О причине, начале и едином», предложил смелую альтернативу господствующему тогда птолемеевскому представлению о мироздании, предвосхитив большое количество открытий, сделанных наукой будущих столетий. Активно пропагандируя учение Коперника, согласно которому Солнце является центром планетарной системы, Джордано Бруно нажил себе огромное число недоброжелателей. Спустя два года, в 1585 г., он вынужден был спасаться бегством во Францию, а потом в Германию, но и в этой стране на его лекции наложили вето.

В 1591 г. Джордано Бруно вернулся в родную Италию и переехал в Венецию: его пригласил к себе в качестве преподавателя некто Джованни Мочениго, молодой аристократ. Однако отношения между учеником и учителем недолго оставались теплыми. В мае 1592 г. венецианский инквизитор получил от Мочениго сначала один донос на наставника, через несколько дней последовали новые - опального ученого арестовали и посадили в тюрьму. Личность Бруно, его влиятельность, смелость убеждений оказались настолько масштабными, что его дело было передано в Рим, куда его перевезли 27 февраля 1593 г.

Семь лет Бруно томился в застенках темниц, подвергался пыткам и испытаниям, но они так и не смогли заставить его признать свою картину миропорядка заблуждением. 9 февраля 1600 г. Бруно был признан инквизиционный трибуналом «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком». После лишения сана священнослужителя и отлучения от церкви Джордано Бруно был передан на суд римского губернатора с лицемерным требованием назначить самое милосердное наказание, не проливающее кровь. Светский суд вынес вердикт, согласно которому 17 февраля 1600 г. непоколебимого ученого сожгли на площади Цветов. Три века спустя на этом месте был воздвигнут памятник с надписью «Джордано Бруно - от столетия, которое он предвидел» на том месте, где был зажжен костер.

Биография из Википедии

Джорда́но Бру́но (итал. Giordano Bruno; урождённый Филиппо Бруно, прозвище Бруно Ноланец; 1548, Нола близ Неаполя — 17 февраля 1600, Рим) — итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов. Признан выдающимся мыслителем эпохи Возрождения и великим представителем эзотеризма. Из-за своей склонности к чтению сочинений, считавшихся католической церковью подозрительными, и по причине высказываемых сомнений относительно пресуществления и непорочного зачатия Девы Марии, а также своего неортодоксального подхода к трактованию Троицы, навлёк на себя подозрения в ереси и был вынужден покинуть орден доминиканцев (1576) и скитаться по Европе: жил в Швейцарии, Франции, Англии и Германии. Вернувшись в Италию (1592), был арестован в Венеции и выдан инквизиционному суду в Риме. Он отказался отречься от своих учений, и после семилетнего тюремного заключения был сожжён на костре как еретик и нарушитель монашеского обета. В 1889 году на месте казни в Риме ему был воздвигнут памятник.

Одно из множества выставленных против него обвинений — учение Бруно о бесконечности вселенной и множестве миров. Противник схоластики и схоластического Аристотеля, Бруно находился под влиянием элейских, новоплатоновских, а отчасти и эпикурейских идей. Его миросозерцание пантеистическое: Бог и вселенная одно и то же бытие; вселенная бесконечна в пространстве и времени; она совершенна, так как в ней пребывает Бог. Простые, неразложимые элементы всего существующего — монады; они не возникают, не исчезают, а только соединяются и разъединяются; это метафизические единицы, психические и в то же время материальные точки. Душа — особая монада; Бог — монада монад.

Бруно выступил против господствовавшей в его время аристотеле-птолемеевской системы устройства мира, противопоставив ей систему Коперника, которую он расширил, сделав из неё философские выводы и указав на такие отдельные факты, которые ныне признаны наукой несомненными: о том, что звёзды — это далёкие солнца, о существовании неизвестных в его время небесных тел в пределах нашей Солнечной системы, о том, что во Вселенной существует бесчисленное количество тел, подобных нашему Солнцу. Славе его деятельности способствовали, прежде других, немецкие философы Ф. Г. Якоби (1785) и Шеллинг (1802).

Ранние годы

Филиппо Бруно родился в семье солдата Джованни Бруно, в местечке Нола близ Неаполя в 1548 году. В 11 лет его привезли в Неаполь изучать литературу, логику и диалектику. В 15 лет он поступил в монастырь Святого Доминика (1563), где в 1565 году постригся в монахи и получил имя Джордано. Своё первое сочинение «Ноев ковчег» Бруно посвятил папе Пию V во время своего посещения Рима в 1568 году.

В 1572 году 24-летний Джордано становится католическим священником. В Кампанье, в провинциальном городе Неаполитанского королевства, молодой доминиканец впервые отслужил свою обедню.

В 1575 году, во время пребывания в монастыре св. Доминика, Джордано навлёк на себя подозрения в чтении запрещенных книг, кроме того он выносил из кельи иконы и оставлял лишь распятие. Начальству пришлось начать расследование его деятельности. Не дожидаясь результатов, Бруно переехал в 1576 году в Рим, но, посчитав это место недостаточно безопасным, двинулся на север Италии (Генуя, Турин, Венеция), а затем в Швейцарию — в Женеву, где стал кальвинистом (1578). В 1579 году он оказывается зачисленным в Женевский университет, однако на диспуте его вновь преследует обвинение в ереси — уже со стороны кальвинистов.

Первый французский период (1580—1583)

Перебравшись в начале 1580 года в Тулузу, Бруно получает учёный титул Magister artium и почти 2 года читает курс философии и публичные лекции о книге Аристотеля «De anima» (с лат. — «О душе»).

Летом 1581 года Бруно переезжает в Париж, где становится преподавателем Сорбонского университета. Здесь Бруно публикует свои первые работы по мнемонике («Тени идей»; De umbris idearum) и читает лекции о книге Раймунда Луллия «Великое искусство: краткое открытие истины» (лат. Ars magna: compendiosa inventendi veritam; ок. 1272). Там на Бруно обратил внимание присутствовавший на одной из его лекций король Генрих III Французский, на которого произвели впечатление знания и память Бруно. В 1582 году Бруно посвятил Генриху III сочинение «Ars memoriae» и опубликовал другие сочинения, включая театральную пьесу «Подсвечник» (в другом переводе «Неаполитанская улица»; итал. Candelaio‎). Король пригласил Бруно ко двору и предоставил ему несколько лет (до 1583) спокойствия и безопасности, а позднее, когда споры Бруно со сторонниками Аристотеля принудили его покинуть Париж, дал рекомендательные письма для поездки в Англию. В 1583 году Бруно отправился в Лондон, где оставался в продолжение двух лет.

Английский период (1583—1585)

Сначала 35-летний философ жил в Лондоне, под покровительством французского посланника Мишеля де Шатонеф де ла Мовисьера, затем в Оксфорде, но после ссоры с местными профессорами опять перебрался в Лондон, где издал ряд трудов, среди которых один из главных — «О бесконечности, вселенной и мирах» (1584). Другие труды этого периода: «Пир на пепле»; «Изгнание торжествующего зверя», в котором он упоминает египетские верования; «Каббала пегасского коня» (или «Тайна Пегаса»; 1585); «Килленский осёл»; «О героическом энтузиазме» и другие.

В Англии Джордано Бруно пытался убедить высокопоставленных лиц Елизаветинского королевства в истинности идей Коперника, согласно которым Солнце, а не Земля, находится в центре планетарной системы. Это было до того, как Галилей обобщил доктрину Коперника. В Англии ему так и не удалось распространить простую систему Коперника: ни Шекспир, ни Бэкон не поддались его усилиям, но твёрдо следовали аристотелевской системе, считая Солнце одной из планет, вращающейся подобно остальным, вокруг Земли. Только Уильям Гилберт, врач и физик, принял за истину систему Коперника и опытным путём пришёл к выводу, что Земля является огромным магнитом. Он определил, что Земля управляется силами магнетизма при движении.

Возвращение на континент (1585)

В октябре 1585 года Бруно возвращается в Париж, где он издает курс лекций по «Физике» Аристотеля. В июне 1586 года Бруно переезжает в Германию, где безуспешно ищет работу в Майнце и Висбадене. В Марбурге, после зачисления в штат университета, ему было вскоре запрещено читать лекции.

Оттуда он переехал в Виттенберг, где его ждал более радушный приём, и где он пробыл два года (1586—1588), читая лекции. При отъезде Бруно произнёс горячую похвальную речь Лютеру.

В 1588 году 40-летний Бруно переезжает в Прагу, где его литературная деятельность концентрируется на сочинениях на тему магии, особенно его труд «De magia naturali», где он насчитывает девять различных форм магии (1/ магия мудрецов; 2/ медико-алхимическая; 3/ волшебная; 4/ естественная; 5/ математическая или оккультная; 6/ демоническая; 7/ некромантическая; 8/ губительно-зловредная; 9/ пророческая).

В 1589 году он уже в Гельмштедте, а в 1590 году он приезжает во Франкфурт-на-Майне, где публикует свои труды и получает солидный гонорар. Однако в 1591 году Бруно был вынужден спешно покинуть Франкфурт.

Суд и казнь (1592—1600)

Памятник Джордано Бруно в Риме на Кампо деи Фиори, месте его казниПамятник Джордано Бруно в Риме на Кампо деи Фиори, месте его казни

В 1591 году Бруно принял приглашение от молодого венецианского аристократа Джованни Мочениго по обучению искусству памяти и переехал в Венецию. Однако вскоре отношения Бруно и Мочениго испортились. 23 мая 1592 года Мочениго направил венецианскому инквизитору свой первый донос на Бруно, в котором писал:

Я, Джованни Мочениго, доношу по долгу совести и по приказанию духовника, что много раз слышал от Джордано Бруно, когда беседовал с ним в своём доме, что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворённые природой, переходят из одного живого существа в другое. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что Дева Мария не могла родить; монахи позорят мир; что все они — ослы; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом.

25 мая и 26 мая 1592 года Мочениго направил на Бруно новые доносы, после чего философ был арестован и заключён в тюрьму. 17 сентября из Рима поступило требование к Венеции о выдаче Бруно для суда над ним в Риме. Общественное влияние обвиняемого, число и характер ересей, в которых он подозревался, были так велики, что венецианская инквизиция не отважилась сама окончить этот процесс. По мнению А.Штекли, выдача Бруно стала результатом политических взаимотношений Венеции и Рима, вошедших в конфликт по проблеме "фуорушити" .

27 февраля 1593 года Бруно был перевезён в Рим. В римских тюрьмах он провёл шесть лет, не соглашаясь признать свои натурфилософские и метафизические убеждения ошибкой. 20 января 1600 года папа Климент VIII одобрил решение конгрегации и постановил передать брата Джордано в руки светской власти.

9 февраля инквизиционный трибунал своим приговором признал Бруно «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком». Бруно был лишён священнического сана и отлучён от церкви. Его передали на суд губернатора Рима, поручая подвергнуть его «наказанию без пролития крови», что означало требование сжечь живым. В ответ на приговор Бруно заявил судьям: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю», и несколько раз повторил: «Сжечь — не значит опровергнуть!».

В дошедшем до нас смертном приговоре не упоминаются гелиоцентрическая система и вообще наука.

По решению светского суда 17 февраля 1600 года Бруно предали сожжению в Риме на площади Цветов (итал. Campo dei Fiori). Палачи привели Бруно на место казни с кляпом во рту, привязали к столбу, что находился в центре костра, железной цепью и перетянули мокрой верёвкой, которая под действием огня стягивалась и врезалась в тело. Последними словами Бруно были: «Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай».

Все произведения Джордано Бруно были занесены в 1603 году в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года.

Посмертное признание

9 июня 1889 года в Риме был торжественно открыт памятник на той самой площади Цветов, на которой инквизиция около 300 лет тому назад предала его казни. Церемония открытия превратилась в шумную противопапскую демонстрацию. Статуя изображает Бруно во весь рост. Внизу на постаменте надпись: «Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

На 400-летие смерти Бруно (2000 год) кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о его реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными.

Взгляды и творчество

Философия

В своих произведениях Бруно часто обращался к имени Гермеса Трисмегиста. Представление о Бруно как о герметике и «ренессансном маге» содержится в работе Фрэнсис Йейтс «Джордано Бруно и герметическая традиция» (1964). В более поздних исследованиях этот тезис подвергался критике, хотя определённое влияние герметизма на Бруно не отрицается.

Мнемоника

Гравюра, иллюстрирующая одно из мнемонических устройств Джордано Бруно. В антрвольтах изображены четыре классических элемента: земля, воздух, огонь и водаГравюра, иллюстрирующая одно из мнемонических устройств Джордано Бруно. В антрвольтах изображены четыре классических элемента: земля, воздух, огонь и вода

Он написал книги по мнемонической технике «О тенях идей» (1584) и «Песнь Цирцеи», которые, по мнению исследователей творчества Бруно, восходят своими корнями к герметизму.

Космология

Развивая гелиоцентрическую теорию Коперника и философию Николая Кузанского, Бруно высказывал ряд догадок: об отсутствии материальных небесных сфер, о безграничности Вселенной, о том, что звёзды — это далёкие солнца, вокруг которых вращаются планеты, о существовании неизвестных в его время планет в пределах нашей Солнечной системы. Отвечая противникам гелиоцентрической системы, Бруно привёл ряд физических доводов в пользу того, что движение Земли не сказывается на ход экспериментов на её поверхности, опровергая также доводы против гелиоцентрической системы, основанные на католическом толковании Священного Писания. В противоположность бытовавшим в то время мнениям, он полагал кометы небесными телами, а не испарениями в земной атмосфере. Бруно отвергал средневековые представления о противоположности между Землёй и небом, утверждая физическую однородность мира (учение о 5 элементах, из которых состоят все тела, — земля, вода, огонь, воздух и эфир). Он предположил возможность жизни на других планетах. При опровержении доводов противников гелиоцентризма Бруно использовал теорию импетуса.

В мышлении Бруно причудливо сочеталось мистическое и естественнонаучное понимание мира. По мнению ряда авторов, энтузиазм, с которым Джордано Бруно приветствовал открытия Коперника, объяснялся его уверенностью в том, что гелиоцентрическая теория таит в себе глубокий религиозный и магический смысл (во время своего пребывания в Англии Бруно проповедовал необходимость возврата к магической религии Египта в том виде, как она изложена в трактате «Asclepius».). Коперника Бруно называет «зарёй, которая должна предшествовать восходу солнца истинной античной философии».

Так, немецкий филолог и историк науки Л. Ольшки пишет в 1922 году:

Он читал лекции об учении Коперника по всей Европе, и в его руках коперниканство стало частью традиции герметизма… Бруно превратил математический синтез в религиозное учение, рассматривал вселенную в тех же терминах, как это делали Раймунд Луллий, Фичино и Пико, то есть как магическую вселенную. Задачей философа ставилось воспользоваться невидимыми силами, пронизывающими вселенную, а ключ к этим силам находился у Трисмегиста.

Такие же мнения высказывали и другие авторы.

Мирча Элиаде считает, что некоторое чувство превосходства Джордано Бруно над Коперником вызвано его убеждением, что последний, будучи математиком, не понимает своей собственной теории, тогда как сам Бруно способен расшифровать схему Коперника в качестве иероглифа божественных тайн..

Подтверждение этого мнения иногда видят и в словах самого Бруно:

Ноланец ответил, что он не смотрит ни глазами Коперника, ни Птолемея, но своими собственными. Эти математики — как бы посредники, переводящие слова с одного языка на другой; но затем другие вникают в смысл, а не они сами. Они же подобны тем простым людям, которые сообщают отсутствующему полководцу о том, в какой форме протекала битва, и каков был результат её, но сами-то они не понимают дела, причины и искусства, благодаря которым вот эти победили…Ему (Копернику) мы обязаны освобождением от некоторых ложных предположений общей вульгарной философии, если не сказать, от слепоты. Однако он недалеко от неё ушёл, так как, зная математику больше, чем природу, не мог настолько углубиться и проникнуть в последнюю, чтобы уничтожить корни затруднений и ложных принципов, чем совершенно разрешил все противодействующие трудности, избавил бы себя и других от многих бесполезных исследований и фиксировал бы внимание на делах постоянных и определённых.

Ряд других историков науки не согласны с мнением о герметическом характере космологии Бруно. При этом указывается, что он приводил в поддержку идеи движения Земли сугубо физические доводы, использовал гелиоцентризм для объяснения наблюдаемых явлений, что его космология во многих отношениях радикально противоречит герметическим представлениям и основана не только на теологических, но и астрономических и логических доводах, что коперниканство вовсе не стало частью традиции герметизма. Согласно этому мнению, гелиоцентризм Бруно был физическим, а не религиозным учением, хотя он и был частью его общей философской доктрины. Данные авторы считают, что претензия Бруно к Копернику была связана не с тем, что тот не установил связь между гелиоцентризмом и герметизмом, а что польский учёный не понял, что из гелиоцентрической системы следует отсутствие необходимости в сфере неподвижных звёзд, а также оставил в своей теории эпициклы и деференты. Ряд доводов сторонников герметической интерпретации космологии Бруно подвергался критике в более поздних исследованиях. Указывается большое влияние его идей о бесконечности пространства и относительности движения на дальнейшее развитие физики.

Космологические вопросы (преимущественно его учение о множественности миров) неоднократно обсуждались во время инквизиционного следствия над Бруно, особенно ближе к концу процесса. Несмотря на то, что во время процесса гелиоцентрическая система ещё не была официально запрещена инквизицией, инквизиционный трибунал указал Бруно, что теория движения Земли противоречит буквальному прочтению Священного Писания. Существуют различные точки зрения на то, как повлияли космологические представления Бруно на ход инквизиционного следствия. Одни исследователи полагают, что они сыграли в нём незначительную роль, и обвинения шли в основном по вопросам церковного вероучения и теологическим вопросам, другие полагают, что непреклонность Бруно в некоторых из этих вопросов сыграла существенную роль в его осуждении. В дошедшем до нас тексте приговора над Бруно указано, что ему инкриминируется восемь еретических положений, но приведено только одно положение, содержание остальных семи не раскрыто. В настоящее время невозможно с исчерпывающей достоверностью установить содержание этих семи положений обвинительного приговора и ответить на вопрос, входили ли туда космологические воззрения Бруно.

Литературное творчество

Как поэт Бруно принадлежал к приверженцам литературного гуманизма. В своих художественных произведениях — антиклерикальной сатирической поэме «Ноев ковчег», философских сонетах, комедии «Подсвечник» (1582, русский перевод 1940) — Бруно порывает с канонами «учёной комедии» и создаёт свободную драматическую форму, позволяющую реалистически изобразить быт и нравы неаполитанской улицы. Бруно высмеивает педантизм и суеверие, с едким сарказмом обрушивается на тупой и лицемерный аморализм, который принесла с собой католическая реакция.

Список произведений

  • «О тенях идей» (De umbris idearum; Париж, 1582) — о проявлении Божественных идей в мире;
  • «Искусство памяти» (Ars memoriae; 1582);
  • «Песнь Цирцеи» (Cantus Circaeus; 1582) — о магическом преобразовании мира Цирцеей;
  • «О сокращенном построении и дополнении искусства Луллия» (De compendiosa architectura et complemento artis Lullii; 1582) — об искусстве памяти Луллия;
  • театральная пьеса «Подсвечник», также «Светильник», или «Неаполитанская улица» (Candelaio; Париж, 1582);
  • «Искусство запоминания», или «Искусство вспоминания» (Ars reminiscendi; 1583);
  • «Изъяснение тридцати печатей» (Explicatio triginta sigillorum; 1583) — запоминания при помощи особых символов;
  • «Печать печатей» (Sigillus sigillorum; 1583) — запоминания при помощи особых символов;
  • «Пир на пепле», или «Великопостная вечеря» (La cena de le ceneri; 1584) — первый из шести итальянских философских диалогов Бруно;
  • «О причине, начале и едином» (De la causa, principio et uno; 1584) — из пяти диалогов, предваряемых стихами «К своему духу», «К времени», «О любви», «Единое, начало и причина…»; 1-й диалог; 2-й диалог; 3-й диалог; 4-й диалог; 5-й диалог;
  • «О бесконечности, вселенной и мирах» (De l'infinito, universo e mondi; 1584) — Вступительное письмо и пять диалогов;
  • «Изгнание торжествующего зверя» (Spaccio de la bestia trionfante; Лондон, 1584) — Объяснительное письмо и три диалога;
  • «Тайна Пегаса», или «Каббала Пегаса» (Cabala del cavallo pegaseo; 1585) — вступительное письмо и три диалога; рассказ-аллегория о перевоплощениях души и истории оккультного знания;
  • «Килленский осёл» (Asino Cillenico; 1585) — Русский текст;
  • Сборник сонетов «О героическом энтузиазме» (De gli eroici furori; 1585) — 71 сонет, вступление, часть первая из пяти диалогов, часть вторая из пяти диалогов, рассуждения о пяти диалогах в первой части;
  • «Лекция по Физике Аристотеля в образах» (Figuratio Aristotelici Physici auditus; 1585);
  • «Два диалога» (Dialogi duo de Fabricii Mordentis Salernitani; 1586);
  • «Торжествующий простак» (Idiota triumphans; 1586);
  • «О толковании снов» (De somni interpretatione; 1586);
  • «Поправки, касающиеся светильника Луллия» (Animadversiones circa lampadem lullianam; 1586);
  • «Светильник тридцати статуй» (Lampas triginta statuarum; 1586) — пер. Горфункеля А. Х. — Философские науки, 1976, № 3;
  • «Сто двадцать положений о природе и мире против перипатетиков» (Centum et viginti articuli de natura et mundo adversus peripateticos; 1586);
  • «О комбинаторном светильнике Луллия» (Delampade combinatoria Lulliana; 1587);
  • «О продвижении и охотничьем светильнике логики» (De progressu et lampade venatoria logicorum; 1587);
  • «О естественной магии» (De magia naturali; Прага, 1588; русский перевод);
  • «Прощальная речь» (Oratio valedictoria; 1588) — произнесенная в Виттенберге;
  • «Слушания в Камбре», или «Камераценский акротизм» (Camoeracensis Acrotismus; 1588);
  • De specierum scrutinio (1588);
  • «Тезисы против математиков», или «Сто шестьдесят тезисов против математиков и философов сего времени» (Articuli centum et sexaginta adversus huius tempestatis mathematicos atque Philosophos; Прага, 1588);
  • «Утешительная речь» (Oratio consolatoria; 1589) — на смерть брауншвейгского курфюрста Юлия;
  • «О сцеплениях вообще», или «О связях вообще» (De vinculis in genere; 1591);
  • «О трояком наименьшем и мере» (De triplici minimo et mensura; Франкфурт, 1591);
  • «О монаде, числе и фигуре» (De monade numero et figura; Франкфурт, 1591);
  • «О безмерном, неисчислимых и неизобразимых», или «О неизмеримом и неисчислимых» (De innumerabilibus, immenso, et infigurabili; Франкфурт, 1591);
  • «О сочетании образов, знаков и идей» (De imaginum, signorum et idearum compositione; 1591) — об образной памяти (воображении);
  • «Луллиева медицина» (Medicina Lulliana; 1591) — о медицинской магии;
  • «Свод метафизических терминов» (Summa terminorum metaphisicorum; 1595).

Изданные посмертно

  • «Искусство речи», или «Искусство завершать речи» (Artificium perorandi; 1612);
  • «Книга о „Физике“ Аристотеля» («Liber Physicorum Aristotelis»)

Несохранившиеся

  • «Ноев ковчег» (L’Arca di Noè; 1568)
  • «О знамениях времени» (Dei Segni dei tempi; Венеция)

Издания на русском языке

  • Бруно Д. Изгнание торжествующего зверя. — СПб., 1914
  • Бруно Дж. О причине, начале и едином. — М.: Соцэкгиз, 1934. — 232 с. — 7 000 экз.
  • Бруно Д. Неаполитанская улица (Подсвечник); пер. с сокр. Я. Емельянова, М.—Л., «Искусство», 1940
  • Бруно Дж. Диалоги. — М.: Госполитиздат, 1949. — 552 с.
  • Бруно Дж. О героическом энтузиазме / Пер. с итал. Я. Емельянова, Ю. Верховского, А. Эфроса. — М.: Художественная литература, 1953. — 212 с.
  • Бруно Дж. Трактат Джордано Бруно «Светильник тридцати статуй» \ пер. Горфункеля А. Х. — Философские науки, 1976, № 3
  • Бруно Д. Философские диалоги. — М., 2000
  • Бруно Дж. Избранное / Пер. с ит., вступ. и прим. А. А. Золотарёва. — Самара: Агни, 2000. — 296 с. 

На сегодняшний день единственным источником, из которого известна значительная доля сочинений Бруно, является «Московский кодекс», или «Кодекс Норова», названный так по имени крупного российского государственного деятеля и библиофила А. С. Норова, который приобрёл рукопись для своей коллекции и впоследствии передал её Румянцевскому музею. Он сохранил до наших дней бесценные автографические наброски и труды философа. Только в самое недавнее время тщательное научное исследование московской рукописи было, наконец, положено в основу выходящего в авторитетном парижском издательстве «Les Belles Lettres» полного собрания сочинений Бруно.

Культурное влияние Бруно

Джордано долгое время жил и работал в Лондоне, а также два года трудился наборщиком в Оксфорде, и мог общаться с людьми, близкими к У. Шекспиру, или же с самим драматургом. Это нашло отражение в двух произведениях последнего: «Буря» (речи Просперо) и «Бесплодные усилия любви».

Джек Линдсей в романе «Адам нового мира» (Adam of a New World) (1936, русский перевод 1940) и Александр Волков в романе «Скитания» (1963) описали жизнь Д. Бруно.

Бруно посвящён ряд музыкальных произведений, в частности, песня «Еретик» группы «Легион».

О Бруно в Италии снят фильм «Джордано Бруно» (Giordano Bruno, 1973), а в СССР (Киевской киностудией) в 1955 году — фильм «Костёр бессмертия» (в роли Джордано Бруно — Владимир Дружников).

В 1988 году композитор Лора Квинт написала рок-оперу «Джордано». В главной роли — Валерий Леонтьев.

В 2013 году канадская панк-группа Crusades выпустила альбом «Perhaps You Deliver this Judgment with Greater Fear than I Receive It», посвящённый жизни Джордано Бруно, с его изображением на обложке.

Кратер Д. Бруно на ЛунеКратер Д. Бруно на Луне

В честь Джордано Бруно был назван один из лунных кратеров.

Поэт Иван Бунин посвятил Джордано Бруно одноимённое стихотворение.