Краткая биография

Эдвин Луникович Поляновский (19 февраля 1937 — 11 марта 2006) — советский и российский журналист, публицист, многолетний сотрудник газеты «Известия».

Родился 19 февраля 1937 года в поселке Лесной (ныне Умба) Терского р-на, Мурманского округа Ленинградской области.

После смерти отца, погибшего на войне в мае 1945, по окончании Великой Отечественной войны, летом 1945 года семья переехала в Старую Руссу, где прошло детство Эдика. Воспитывался отчимом — Михаилом Семеновичем Савченковым.

В 1962 году окончил факультет журналистики МГУ.

После работы в печати Брянска в 1966 был принят литературным сотрудником в редакцию газеты «Известия». Как одаренному очеркисту, автору статей, вызывающих широкий отклик, ему поручалась разработка тем, имеющих важное общественное значение.

Спецкор отдела права и морали (1969—78), советского строительства (1978—81), внутренней информации (1981—83).

Часто командировался в различные регионы СССР с заданиями по расследованию конфликтных ситуаций. На основе собственных журналистских расследований смело выступал против косных порядков, мздоимства и несправедливостей. Заинтересованное отношение читателей к его работе оказывало на него значительное влияние.

Первым в СССР очеркист поднял на страницах газеты тему хосписов и деонтологии, оказания медицинской помощи неизлечимым онкологическим больным.

Последние два года был ведущим творческим сотрудником «Родной газеты».

Последние годы жил на Малой Дмитровке, 8.

Скончался 11 марта 2006 года, после третьего инфаркта, в возрасте 69 лет. Похоронен на Троекуровском кладбище.

Могила Эдвина Поляновского на Троекуровском кладбищеМогила Эдвина Поляновского на Троекуровском кладбище

Реабилитация Александра Маринеско

В 1988 году в Лиепае на деньги моряков был поставлен памятник Маринеско. По распоряжению политуправления ВМФ фамилию Маринеско с памятника сорвали — ночью, по-воровски.

В «Известиях» был опубликован очерк «Памятник», за авторством Эдвина Поляновского, в защиту командира-подводника Александра Маринеско. Всего за два года было опубликовано семь публикаций, после которых приходили сотни тысяч писем читателей в поддержку.

Мешки писем отправляли в Президиум Верховного Совета. Люди и сами писали в Президиум Верховного Совета, в ЦК КПСС. Оттуда потоки писем переправляли в Министерство обороны, а из министерства в военно-морское ведомство. В нескольких городах прошли демонстрации.

В преддверии 9 Мая 1990 года, в канун 45-летия со Дня Победы, Александру Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Редкий случай — народное мнение стало реальной силой.

Тема оказания медицинской помощи неизлечимым онкологическим больным

Во времена реакционного главного редактора Петра Алексеева, в «Известия» пришло письмо от участника ВОВ, инвалида I группы Сергея Яковлевича Афонина из города Гурьева.

«Главному редактору газеты „Известия“ от участника ВОВ, инвалида I группы Афонина Сергея Яковлевича, проживающего в г. Гурьев Казахской ССР.

Дорогая редакция, возможно, когда вы получите мое письмо, я умру, так как я в очень тяжелом состоянии.

Кратко о себе: воевал с 1941 по 1945 г., имею награды. После фронта работал. Война, очевидно, дала последствия, меня парализовало, до парализации был 9 раз оперирован. Моя участковая врач дала направление в онкологическую больницу, где я сейчас нахожусь в радиологическом отделении, в палате № 5. Зав. отделением т. Науразбаев.

Да, я очень тяжелый больной, не встаю, не могу сам покушать, но разве я рад себе такому? Лучше бы меня закопали живым, чем быть в палате и в памяти, все понимать, но не в силах что-либо изменить. Мне не подают судно. Банку, в которую я оправляюсь, я не могу удержать и проливаю на постель и лежу в мокрой постели. За полтора месяца меня ни разу не только не помыли, но даже не умывают. Я оправляюсь под себя, так как не могу докричаться кого-либо. И вот, чтобы с меня не снимать белье, меня держат голым, и мухи кусают меня, а тараканы ползают по мне. Болезнь моя сопровождается невыносимыми болями, и поэтому, когда кончается действие укола, я вынужден кричать. Когда, наконец, ко мне приходят, то кричат на меня. Мне страшно подумать, что нас так мало осталось и что многих из нас ждет такая жестокая смерть. Почему я не умер под пулей врага? Для меня даже не всегда находятся лекарства для уколов. Я вынужден просить людей, чтобы покупали баралгин. Ко мне ходит женщина, которая мне, по сути, чужая. Она дочь моей бывшей жены, с которой я не живу 22 года. Она просто жалеет меня. Так вот, зав. отделением, видя, что ко мне ходят, стал настаивать, чтобы меня выписали из больницы. Но куда меня возьмут? Эта женщина сама 2 месяца как перенесла тяжелую операцию, работает, а живёт с семьей в однокомнатной квартире. Больше у меня никого нет.

С искренним уважением и верой в справедливость. Афонин С. Я.».

В то время была большая вероятность помочь: «Известия» были под крышей Верховного Совета СССР, газету опасались, виновные больше всего боялись потерять партийные билеты. Тогда был шанс помочь и без публикации.

Поляновский оформил командировку под другую тему, предварительно позвонил в Гурьев. Но, к сожалению, Афонин к тому времени уже умер. Впервые это письмо было опубликовано в 1990 году в публикации «Слово и власть».

Журналистские расследования

«Свидетельница» (1976)

О старушке Анастасии Ивановне Огурцовой из смоленского райцентра Сычевка, которая ездила в Германию свидетельницей на процесс над гитлеровским военным преступником, рассказывая о гибели в войну её мужа и сына, участников партизанского движения. Продолжение очерка («Имя на граните») ─ о её полном одиночестве и нищете побоялись даже показывать главному редактору (фигуре в ту пору зловещей). 1980 год. Главный редактор уехал в командировку, и в редакции решили рискнуть ─ опубликовали. Четыре года спустя. После публикации старушке Огурцовой назначили, наконец, пенсию, переселили из полуразвалившейся избы в хорошую квартиру. Опубликовали бы сразу ─ четыре года жила бы хорошо. А так ─ три месяца.

«Взрыв» (1985)

На свекольном поле женщины нашли снаряд. Две недели: сообщалось в военкомат; отправлялось требование милиции оцепить снаряд, которое затерялось; писались заявления; сообщения саперам; подписывались; отправлялись в войсковую часть. Дело тянулось, один день была пятница и дело отложили, в другой не было машинистки и некому было отпечатать, то все офицеры военкомата уехали на занятия и некому было подписать. До саперов бумага не дошла. В итоге, на снаряде, который лежал на клумбе у магазина подорвалось трое первоклассников. Когда же несколько дней спустя после трагедии была обнаружена заявка, снаряд значился в ней как разминированный.

Впервые материал этого очерка был опубликован лишь в 1990 году в публикации «Слово и власть».

«После анонимки» (1985)

В Уссурийске прокуратура завела (по анонимке) уголовное дело против Павла Нефёдова, директора передового леспромхоза. Семь с половиной лет длилось следствие, 48 томов дела, около девяти месяцев заседали два суда! Наконец, два года семь месяцев и девять дней отсидел в общей сложности в тюрьме невиновный Павел Нефедов. Автор анонимки остался неизвестным.

Газета добилась повторного суда над героем статьи, он был оправдан. После публикаций в «Известиях» Нефедова перевели из Уссурийска в столицу края Владивосток — и квартиру предоставили, и достойную работу. Но главное — было восстановлено доброе имя.

Кроме того, были приняты постановление ЦК КПСС и указ Президиума Верховного Совета СССР, которые объявляли анонимки вне закона.

«Поле памяти» (1987)

На 10-м километре шоссе Симферополь—Феодосия фашисты расстреляли в войну 12 000 человек. Спаслась, выползла ночью из-под мертвых тел только Р. Гурджи. Жила ужасно. После публикации «Известий» получила квартиру.

«Журавлев» (1989)

Очерк об инвалиде войны, пенсионере, которого преследовали другие пенсионеры, молодые и жестокие, — КГБ, МВД, вооруженных сил.

После публикации в «Известиях» в квартире Журавлева раздался взрыв. Сгоревшего Ивана Михайловича обнаружили на кровати со связанными ногами, боевые ордена его были прикручены к груди проволокой.

Документальный сериал «Великая Отечественная»

Поляновский является автором сценария трех серий к документальному фильму «Великая Отечественная»: «Блокада Ленинграда», «Величайшее танковое сражение» и «Битва на море».

В 1979 году в «Известиях» им был опубликован очерк «Память», в котором были опубликованы письма читателей: после выхода фильма около двухсот зрителей узнали в кинохронике своих родственников — отцов, мужей и братьев. На Центральной студии, один из создателей фильма, фронтовой кинооператор Алексей Алексеевич Лебедев, по просьбе зрителей, переснял кадры со старых кинолент в фотографии.

Сборники работ

При жизни было издано 4 книги, с более полными и неподцензурными, по сравнению с газетой, очерками:

  • «Урок», Москва, Известия, 1985
  • «Столько лет спустя», Москва, Политиздат, 1985
  • «Венок раскаяния», Москва, Известия, 1991
  • «Гибель Осипа Мандельштама», Петербург-Париж, Издательство Гржебина, 1993

Интересные факты

  • Поляновский является последователем творчества А. А. Аграновского
  • Очерк «Певец» был написан в 1986 году, но из-за цензуры был впервые опубликован в 1990