Краткая биография

С мнением этого человека считались такие мыслители Средневековья, как Максим Грек, инок Филофей, митрополит Даниил. «Разумным мужем» называл его князь Андрей Курбский. На протяжении многих лет он руководил восточной политикой Московского государства, занимаясь преимущественно Крымским ханством.

Звали этого человека Федор Карпов. Он вышел из старинного тверского княжеского рода. Правда, связывать свою жизнь с Тверью в ту пору рисковали немногие из знатных людей. Тверское княжество было присоединено к Московскому, и большие дела происходили уже в столице новоявленного Русского государства.

Время рождения Федора Карпова неизвестно. Впервые о нем упоминается в 1495 году. Он был одним из постельников князя Ивана III. Дальнейшие известия связывают Федора Карпова с дипломатической миссией. С 1508 по 1539 годы он являлся одним из руководителей восточной политики Василия III. Сравнительно поздно, в 1538 году, он получил думный чин окольничего, а уже при дворе Елены Глинской, в малолетство Ивана Грозного, стал оружничим. Это был один из высших дворцовых чинов.

Федор Карпов принадлежал к числу передовых людей своего времени. По роду своей деятельности он знал восточные языки, был знаком с греческим и латинским. Ему были известны произведения Аристотеля, Гомера, «Метаморфозы» Овидия. Карпов переписывался с образованнейшими людьми России: писателем Максимом Греком, старцем Филофеем, создателем нашумевшей теории «Москва – третий Рим», и многими другими. До нас дошли лишь четыре его послания, однако не зря же современники называли его «премудрым». Круг интересов Карпова был широк. Его волновали и естественные науки, такие как астрономия, медицина, и политические учения, и классическая поэзия. Задумывался Карпов над вопросом о происхождении Земли и жизни на ней.

Одним из основных сочинений Карпова является его Послание митрополиту Даниилу. Он выступил в нем против доктрины терпения, которую проповедовала Русская церковь. Особенно возражал он против распространения этой доктрины на весь строй общественной жизни страны.

«Если будем говорить, – писал Карпов, – что в государстве или царстве прежде всего следует руководствоваться терпением, то зачем же тогда составляют законы? Тогда священные обычаи и добрые установления разрушаются и в царствах и в поместничествах, человеческое общество будет жить без всякого порядка». Карпов резко возражает против переустройства общества на основе церковной идеологии. Ведь это могло привести не только к духовной диктатуре Церкви, но и подчинению великокняжеской власти воинствующим церковникам.

Обращаясь к митрополиту Даниилу, Карпов писал: «Если заставить жить по нормам терпения, то тогда не нужно для государства или царства правителей и князей. Тогда исчезнет правление и господство, а будет жизнь без всякого порядка… не нужны будут в царстве и судьи». А людям нужно жить «при царях, которые справедливо управляют нами в царствах и городах по своему усмотрению, защищают невинных, вознаграждают обиженных и наказывают обидящих». Светское общество должно строиться, по его мнению, не на основах христианской морали, а на началах «правды» и «закона». Тут нельзя не сказать о том, что у Федора Карпова были немалые требования к тем, кто должен следить за соблюдением «закона».

«В наши времена, – писал Карпов, – многие начальники не заботятся о своих подвластных и убогих». Власть денег растлевает всех и вся. «Поистине золотой век ныне наступил, – с горечью пишет Карпов, – раз золотом приобретается сан и добывается любовь». Взаимные распри доходят до того, что «хозяин боится гостя, тесть – зятя, а братская любовь вообще редка».

Послание митрополиту Даниилу – единственное сколько-нибудь значительное произведение Карпова. Остальные дошедшие до нас его послания скорее являются пробой пера, чем изложением общественно-политических взглядов. В чем тут дело? Может быть, многое из творческого наследия Карпова не сохранилось, а возможно, Карпов-дипломат просто загубил талант Карпова-писателя.

Увы, но упование на «справедливую власть» не оправдало надежд Федора Карпова. По Федору Карпову самодержец должен править «грозою правды и закона», а не грозою произвола. Но и это, по мнению Карпова, было недостаточной гарантией торжества справедливости. Нужна была еще «милость», ибо «именно из-за милости подвластные любят князя и управителя. Милость без правды – малодушие, а правда без милости – мучительство. В обоих этих случаях разрушаются города и царства. Но если милость дополняется правдою, а правда смягчается милостью, то царства сохраняются на многие века». Увидеть правителя, который оправдал бы его надежды, Федору Карпову было не суждено. Он умер во времена Ивана Грозного в 1539 году.

Биография из Википедии

Фёдор Ива́нович Ка́рпов (около 1475/80 — 1539/45) — русский дипломат и публицист 1500-х - 1530-х, постельничий (1495), окольничий и оружничий (1537), боярин.

Происходил из рода Карповых — утратившей княжеский титул ветви князей Фоминских. Старший сын Ивана Карповича, внук Карпа Фёдоровича, правнук Федора Андреевича Коробьина В источниках впервые упоминается в 1495 году как постельничий Ивана III, в последний раз — в 1539 году. При великом московском князе Василии III Ивановиче и наследовавшей ему Елене Васильевне Глинской занимал ключевые посты в Иноземном приказе. Играл ведущую роль в руководстве внешней политики Русского государства в 30-х гг. XVI в. В 1508—1539 гг. занимался вопросами восточной внешней политики России. В 1508 под руководством Дмитрия Владимировича Ховрина участвовал в переговорах с ногайцами. В том же году встречал крымских послов и вел с ними переговоры. К нему как к знатоку восточных дел и влиятельному политическому деятелю обращались с посланиями крымские царевичи. В 1515 под началом Юрия Малого Дмитриевича Траханиота и Г. Давыдова вел переговоры с турецким послом Камалом, в 1519 в той же комиссии – с крымским мурзой Аппаком. В 1515 при Ю.Д. Траханиоте и самостоятельно вел переговоры с крымскими послами. В 1518 самостоятельно и под руководством Траханиота вел переговоры с крымским послом Кудояром. Как консультанта по восточным делам его приглашали для участия в переговорах с имперским послом Ф. да Колло в 1518. В 1517 он присутствовал на встрече с имперским послом Сигизмундом Герберштейном, давал необходимые справки по турецкому вопросу. В 1520-е К. стал первой фигурой в восточной дипломатической службе России. Он принимал самое деятельное участие в переговорах с крымскими и турецкими послами (1523, 1524, 1529). В западных делах К. почти не участвовал, лишь присутствовал на приеме прусского посла в 1518. Литовских представителей он принимал под руководством более старших по рангу лиц, в том числе М.Ю. Захарьина и кн. В.Д. Пенкова, в 1526 и 1529. До марта 1525 наместник Юрьева. До 1521 описывал Муром. В 1527 поручился за кн. М.Л. Глинского. Имел чин окольничего.

Был широко образованным человеком, знал латинский язык, увлекался античной литературой, философскими и мировоззренческими проблемами. В послании митрополиту Даниилу Карпов цитирует ряд сочинений Овидия, а также ссылается на «Никомахову этику» Аристотеля. Будучи человеком очень скромным и обладая высоким интеллектом Карпов находился в «тени», как бы на «втором плане» и это спасало его от многих невзгод, клеветы, изветов. В то же время он умудрялся влиять на принимаемые в верхах решения. Из немногих сохранившихся сочинений Карпова наиболее известны послания к митрополиту Даниилу, Максиму Греку и др., их отличают гуманистические и рационалистические устремления, образность языка и смелость мысли. Карпов одним из первых в русской литературе того времени поднял вопрос о применимости геометрических форм для образного истолкования бытия Бога. Ратуя за сильное и «правдивое» самодержавие, он выражал интересы дворянства. В своей политической мысли Карпов предвосхитил труд Ивана Пересветова.

В 1525 г. Максим Грек был подвергнут опале за участие в политической борьбе двух клерикальных группировок. Грек был обвинён в том, что намеренно портил книги и неправильно переводил и редактировал тексты, за что был осуждён и посажен «за сторожи». Карпова спас тот факт, что он был человеком светским и всегда открыто ратовал за «самодержство», которое, опираясь на дворян, не давало бы воли боярам. Умер не позднее 1545 г.

Семья и дети

Фёдор Иванович Карпов от неизвестной жены оставил трёх сыновей :

1. Иван Большой Федорович — Посол в Крыму во время Ивана Грозного

2. Иван Меньшой Федорович.

3. Долмат Федорович (Ум. 1571 г.) Основатель города Свияжска (1551 г.)

Его потомки назывались Карповыми - Долматовыми.

Источники и публикации

  • Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.2. Ч.1. Л., 1988. С.459-461 (статья Д. М. Буланина)
  • Сочинения Фёдора Ивановича Карпова / Подготовка текста, пер. и комм. Д. М. Буланина // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9
  • Переписка Фёдора Ивановича Карпова с Максимом Греком. / Подготовка текста, пер. и комм. Д. М. Буланина // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9
  • Саракаев М. О. Галичская шляхта. М.2005,с.77-78 (Библиграфия)
  • Русский дипломатарий. М.2001,вып.7,сс.88-92 («Духовная Алексея-Третьяка Борисова сына Скрябина»,26 марта 1565 года; см. также Скрябины (дворянский род)).