Краткая биография

Пи́ндар (др.-греч. Πίνδαρος, Фивы, 522/518 до н. э. — Аргос, 448/438 до н. э.) — один из самых значительных лирических поэтов Древней Греции. Был включен в канонический список Девяти лириков учёными эллинистической Александрии. Им особенно восхищался Гораций.

Жизнь

Родился в Беотии, в местечке Киноскефалы около Фив. Принадлежал к знатному фиванскому роду, который восходил к древнейшей знати этого города. Его род был также близок к аристократам Спарты, Кирены и Феры, и тесно связан с Дельфами, идейным центром греческой аристократии. Учился игре на авлосе у своего дяди Скопелина, продолжал образование в Афинах под руководством музыканта Аполлодора (или Агафокла) и поэта Ласа Гермионского. Много путешествовал, жил на Сицилии и в Афинах. Известно имя жены — Мегаклея, двух дочерей — Эвметис и Протомаха, сына — Диафант. Умер в Аргосе.

Творчество

Произведения Пиндара относятся к хоровой лирике (мелике): это были обращённые к богам гимны и пеаны, дифирамбы Дионису, просодии (песни для торжественных процессий), энкомии (хвалебные песни), плачи и эпиникии (оды в честь победителей на общегреческих играх).

До нас дошло четыре неполных цикла эпиникиев, в том числе 14 — в честь победителей Олимпийских игр, 12 — Пифийских, 11 — Немейских и 8 — Истмийских. Сохранившееся составляет едва ли четверть того, что было создано поэтом, поскольку издание Пиндара, подготовленное александрийскими учёными, включало 17 книг. Представление об утраченных 13 книгах мы получаем теперь только по случайным фрагментам. Самое раннее произведение Пиндара, которое поддаётся датировке, — 10-я Пифийская песнь, 498 до н. э., самое позднее — 8-я Пифийская песнь, 446 до н. э.

Эпиникии Пиндара являются образцом жанра. Для кастовой идеологии греческой аристократии атлетический успех имел ценность в первую очередь как проявление «классовой доблести»; соответственно герой-победитель должен был прославляться в свете подвигов мифологических персонажей, от которых обычно вёл происхождение знатный род.

Во вступлении обычно упоминается одержанная победа, но без какого-либо конкретного описания происходившего состязания. От славного настоящего поэт перебрасывает подходящий к случаю «условный мостик» к славному прошлому, к «подходящему» мифу, который составит основную часть стихотворения. В заключительной части нередко содержится прямое обращение к победителю, часто в виде наставления вести себя достойно легендарным предкам и свершенному им самим. Почти все оды Пиндара написаны строфическими триадами (от 1 до 13), а каждая триада (традиционно) состоит из строфы, антистрофы и эпода. Изредка тематическое и формальное членения в одах совпадают (Ол. 13), но чаще поэт обыгрывал несовпадение этих членений; большие тирады с невероятным количеством придаточных предложений переливаются из строфы в строфу, размывая метрически чёткие границы.

Оды Пиндара принято считать своеобразным эталоном загадочности. Сложность поэзии Пиндара отчасти обусловлена необычным порядком слов: Пиндар жертвовал простотой синтаксиса, чтобы выстроить желательную последовательность образов (хотя комментаторы полагают, что дифирамбическому стилю простота даже претит). Текст Пиндара отличается «стихийной» силой языка, смелой ассоциативностью, богатым ритмическим рисунком. Принятый им метод изложения также своеобразен: Пиндар не пересказывает миф, как в эпосе, но обращается только к таким эпизодам, которые представляются ему наиболее важными для контекста конкретного стихотворения. За всем этим, образы Пиндара великолепны и подвижны; его главные инструменты — инверсия, гипербола, метафора и неологизм.

Миросозерцание Пиндара консервативно, ему совершенно несвойственна какая-либо критика «традиционных ценностей». Он твёрдо верит в божественное всемогущество, не доверяет знанию, ценит богатство и славу, признаёт только прирождённые доблести. Пиндар размышляет о могуществе богов и непознаваемости их замыслов, вспоминает мифических героев — предков победителя, призывает к всестороннему развитию заложенных в человеке возможностей; победа достигается благосклонностью судьбы, врождённой доблестью победителя и его собственными усилиями (от которых благосклонность судьбы зависит не в последнюю очередь). «Рафинирование» этой аристократической идеологии (характерное для религии Аполлона Дельфийского) находит в Пиндаре полновесного выразителя; Пиндар — последний поэт греческой аристократии, его значение «не в создании новых форм, а в вознесении старых на недосягаемую высоту». Богатство строфики, пышность образов, торжественность и ораторская выразительность языка, гармоничные с его архаическим мировоззрением, ставят Пиндара в число главнейших греческих лириков.

Ода Пиндара, по публикации Афанасия Кирхера (1650). Долгое время считалась древнейшим сохранившимся музыкальным произведениемОда Пиндара, по публикации Афанасия Кирхера (1650). Долгое время считалась древнейшим сохранившимся музыкальным произведением

Пиндар-музыкант

Сохранившиеся литературные сочинения Пиндара позволяют уверенно утверждать, что поэт не только знал жанры и формы современной ему музыки, точно описывал этос музыкальных инструментов (например, лиры в Пиф. 1), пользовался «техническими» терминами («многоглавый ном» в Пиф. 12), но, возможно, и сам был мелургом («композитором»). Также несомненно, что Пиндар прекрасно владел лирой и аккомпанировал на инструменте хору. Однако, никаких нотированных памятников музыки Пиндара (впрочем, как и многих других поэтов-музыкантов классической эпохи) не сохранилось. На волне очередного европейского «возрождения» древнегреческой культуры Афанасий Кирхер объявил, что во время своего путешествия в 1637-38 гг. по Сицилии обнаружил нотированный фрагмент первой Пифийской оды. Этот фрагмент под названием Musicae veteris specimen («Образец древней музыки»), опубликованный Кирхером в его (огромном) трактате «Универсальная музургия» (1650), долгое время считался самым древним дошедшим до наших дней музыкальным произведением. Ныне музыковеды и источниковеды считают «Оду Пиндара» выдумкой Кирхера, первым громким свидетельством музыкальной мистификации.

Критика

Пиндар считался самым знаменитым из Девяти лириков (в стихотворных посвящениях Девяти лирикам его всегда называют первым). По преданиям, сами боги пели его стихи; один путник, заблудившийся в горах, встретил бога Пана, который распевал песню Пиндара. И рождение, и смерть Пиндара были чудесны. Когда он, новорожденный, лежал в колыбели, пчелы слетелись к его устам и наполнили их медом — в знак того, что речь его будет сладкой как мед. Когда он умирал, ему явилась во сне Персефона и сказала: «Ты воспел всех богов, кроме меня, но скоро воспоешь и меня». Прошло десять дней, Пиндар умер; прошло ещё десять дней, он явился во сне своей родственнице и продиктовал гимн в честь Персефоны.

Слава Пиндара в Греции была так велика, что даже спустя сто лет, когда Александр Македонский покорил восставшие Фивы, он, приказав разрушить город до основания, повелел сохранить только храмы богов и дом Пиндара (потомкам которого, единственным во всём городе, была также сохранена свобода). Демократические Афины относились к аристократу и консерватору Пиндару с неодобрением, но в эллинистическую и римскую эпохи ораторская торжественность Пиндара вызывала интерес во всём Средиземноморье, а школа ценила этическое содержание его поэзии.

По одной из версий, Апостол Павел процитировал Пиндара в своей речи в Афинах, которая записана в 17-й главе книги Деяний Апостолов: «Как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: „мы Его и род“» (Деян. 17:28). (по другим версиям, Павел цитирует провидца Эпименида, либо философа Клеанфа).

Эпиникии Пиндара повлияли на развитие жанра оды в новоевропейской литературе. При том что в Новое время Пиндара продолжали считать великим мастером, некоторые литераторы испытывали недоумение, почему в высшей степени сложное нагромождение образов и структур Пиндар пускал в ход для описания победы такого-то бегуна, боксёра или наездника. Вольтер писал:

Восстань из гроба, божественный Пиндар, ты, прославивший в былые дни лошадей достойнейших мещан из Коринфа или из Мегары, ты, обладавший несравненным даром без конца говорить, ничего не сказав, ты, умевший отмерять стихи, не понятные никому, но подлежащие неукоснительному восторгу…

Оригинальный текст
Sort du tombeau, divin Pindare, Toi qui célébras autrefois Les chevaux de quelques bourgeois Ou de Corinthe ou de Mégare ; Toi qui possédas le talent De parler beaucoup sans rien dire ; Toi qui modulas savamment Des vers que personne n'entend, Et qu'il faut toujours qu'on admire.

— Вольтер. Ода XVII

Широко известны немецкие переводы Пиндара, сделанные Гёльдерлином. На русский язык Пиндара переводили М. С. Грабарь-Пассек, В. И. Водовозов, Вяч. И. Иванов, Г. Р. Державин (как считается, им выполнен первый перевод из Пиндара, «Первая Пиндарова пифическая песнь Этнянину Хирону, королю сиракузскому, на победу его колесницы», 1800 г.).

Произведения

По сообщениям позднеантичных биографов Пиндара, корпус его произведений, хранившийся в Александрийской библиотеке, насчитывал 17 книг:

  • 1 книга гимнов (ὕμνοι) — гимны
  • 1 книга пеанов (παιάνες) — пеаны
  • 2 книги дифирамбов (διθύραμβοι) — дифирамбы
  • 2 книги просодий (προσῳδίαι) — просодии (песни во время процессий)
  • 3 книги парфениев (παρθένεια) — девичьи песни
  • 2 книги гипорхем (ὑπορχήματα) — танцевальные песни
  • 1 книга энкомиев (ἐγκώμια) — хвалебные песни
  • 1 книга френов, или тренов (θρῆνοι) — песни-плачи
  • 4 книги эпиникиев (ἐπινίκια) — оды на спортивные победы

Современные исследователи (напр. Snell и Maehler), базируясь на античных источниках, попытались восстановить даты написания эпиникиев:

  • 498 до н. э.: Пифийские Оды 10
  • 490 до н. э.: Пифийские Оды 6, 12
  • 488 до н. э.: Олимпийские Оды 14 (?)
  • 485 до н. э.: Немейские Оды 2 (?), 7 (?)
  • 483 до н. э.: Немейские Оды 5 (?)
  • 486 до н. э.: Пифийские Оды 7
  • 480 до н. э.: Истмийские Оды 6
  • 478 до н. э.: Истмийские Оды 5 (?); Истмийские Оды 8
  • 476 до н. э.: Олимпийские Оды 1, 2, 3, 11; Немейские Оды 1 (?)
  • 475 до н. э.: Пифийские Оды 2 (?); Немейские Оды 3 (?)
  • 474 до н. э.: Олимпийские Оды 10 (?); Пифийские Оды 3 (?), 9, 11; Немейские Оды 9 (?)
  • 474/473 до н. э.: Истмийские Оды 3/4 (?)
  • 473 до н. э.: Немейские Оды 4 (?)
  • 470 до н. э.: Пифийские Оды 1; Истмийские Оды 2 (?)
  • 468 до н. э.: Олимпийские Оды 6
  • 466 до н. э.: Олимпийские Оды 9, 12
  • 465 до н. э.: Немейские Оды 6 (?)
  • 464 до н. э.: Олимпийские Оды 7, 13
  • 462 до н. э.: Пифийские Оды 4
  • 462/461 до н. э.: Пифийские Оды 5
  • 460 до н. э.: Олимпийские Оды 8
  • 460/456 до н. э.: Олимпийские Оды 4 (?), 5 (?)
  • 459 до н. э.: Немейские Оды 8 (?)
  • 458 до н. э.: Истмийские Оды 1 (?)
  • 454 до н. э.: Истмийские Оды 7 (?)
  • 446 до н. э.: Пифийские Оды 8; Немейские Оды 11 (?)
  • 444 до н. э.: Немейские Оды 10 (?)