— Скажи мне, вот ты варишь мамалыгу, а с чем мы будем её кушать? — спросил однажды Хуаджа Шардын свою жену.

— Говорила же я тебе, что у нас ничего больше нет, — ответила та, мешая мамалыгу лопаткой.

— Тогда постарайся варить её до тех пор, пока я не возвращусь, — сказал Шардын, взял палку и вышел из дому.

Он направился к соседу, который в это время был в отъезде. Дома оставалась только хозяйка.

— Я знаю, что твой муж ещё не вернулся, но это ничего, я хотел переговорить как раз с тобою, — сказал Шардын. — Слышала ли ты, что я занялся скупкой кур? Я заключил условие с одним купцом, и у тебя много кур, но не куры мне нужны, а каплуны. Продай твоих каплунов, цену я дам тебе хорошую.

— Что же, я тебе уступлю каплунов, раз ты покупаешь их всех вместе, — сказала хозяйка, пошла в курятник, выловила восемь каплунов, связала вместе и отдала Шардыну.

— Значит, это каплуны мои? — спросил с деловитым видом Шардын.

— Да, твои.

— Вот что, дорогая, сейчас я не захватил с собой денег. Поэтому я в залог оставлю тебе четырёх каплунов. Если денег не пришлю, они будут твоими, — заключил Шардын, взял остальных четырёх каплунов и ушёл.

На следующий день вернулся муж.

— Я вчера пошла на выгодную сделку, — стала хвастаться жена. — Был у нас Шардын и купил восемь каплунов. Но так как он не захватил денег, то в залог оставил четырёх каплунов, и если он долга не пришлёт, то оставленные в залог каплуны будут мои.

— Дура, ты оказалась глупее каплуна, — сердито оборвал её муж. — Неужели ты не понимаешь, что не получишь никаких денег так же, как никогда не увидишь отданных Шардыну каплунов?

другие Абхазские притчи