В период правления династии Тан мирянин Бэйсюй, последователь буддизма, обучался у чаньского наставника Хуанбо и испытывал к нему величайшее уважение.

Как-то он решил положить на бумагу смысл Чань и записал наставления своего учителя, составив из них целый том. Когда рукопись была закончена, он с большим уважением и со всеми полагающимися церемониями принёс её наставнику Хуанбо в надежде, что тот оценит его труд. Встретив посетителя, Хуанбо аккуратно положил трактат на стол и, не говоря ни слова, долго смотрел на него, а затем спросил:

— Ну что, ты понял?

— Не понял! — искренне ответил Бэйсюй.

— Чаньский принцип гласит: «Учение не передаётся вовне. Нельзя опираться на письменные тексты». Ты же, попытавшись изложить буддийское учение тушью на бумаге, по сути, убил истинный смысл буддизма, а также утратил сам дух нашей чаньской школы. Поэтому я даже и смотреть не буду!

Услышав эти слова, Бэйсюй ещё глубже постиг смысл Чань и проникся ещё большим уважением к своему учителю. В благодарность за наставления он тут же начертал гатху:

Получил я печать сердца от великого наставника —

Словно круглую жемчужину размеров огромных.

Будто волны сегодня накатили на берег,

Восемь тысяч драконов вверх взметнулись,

Ароматы цветенья на тысячи ли протянулись.

Возражает наставник, чтобы ученик его делами занимался.

Но как же тогда наставить в Учении других людей?

Наставник Хуанбо, прочитав эту гатху, даже не дрогнув лицом, произнёс в ответ:

Сердце — словно великое море, берегов не имеет.

Наставление, из уст выходя, тело врачует, словно лотос алеет.

Даже если руки твои не заняты делом,

Не значит это, что в праздности ты пребываешь.

другие Дзэнские притчи