Однажды Сократ спросил Аристодема, человека, смеявшегося над религией, чтит ли он великих мастеров: поэтов, скульпторов, живописцев.

— Разумеется, — ответил тот.

Тогда Сократ подробно описал некоторые удивительно устроенные организмы, и Аристодем согласился, что это похоже на «искусную работу кого-то».

— А в самом себе ты признаёшь присутствие чего-нибудь разумного?

Собеседник не мог с этим не согласиться.

— А в других местах нигде нет ничего разумного? Неужели ты можешь это думать, зная, что в тебе находится лишь малая часть громадной земли и ничтожная доля огромного количества жидкости? Равным образом, от каждого из составных элементов, несомненно, великих, ты получил по ничтожной части в состав своего тела: только ум, стало быть, которого нигде нет, по какому-то счастливому случаю, думаешь, ты весь забрал себе, а это мир, громадный, беспредельный в своей множественности, думаешь, пребывает в таком стройном порядке благодаря какому-то безумию?

— Да, клянусь Зевсом, думаю так: я не вижу хозяев, как не вижу мастеров здешних работ.

— Да ведь и души ты не видишь, а она хозяйка тела.

другие Греческие притчи