Жил в одном горном ауле юноша-джигит. Был он метким стрелком и больше всего на свете любил охоту. Пришла пора тому юноше жениться, а он не хочет. Самых красивых невест мать ему выбирала, а он не хочет! Мать у него была уже пожилая, хотелось ей на старости лет помощницу-невестку в доме иметь, хотелось внуков понянчить. Пришлось ей товарищей сына на помощь звать.

— Жените моего сына! — просила она. — Будет отказываться, вы не оставляйте его в покое, пока не согласится.

Друзья с радостью согласились исполнить просьбу матери. Вот пришёл как-то юноша звать их на охоту. А они и говорят:

— Не пойдём, пока не сделаешь, о чём попросим!

— А что, скажите, я должен сделать? — удивился юноша.

— Поклянись исполнить, тогда скажем.

Поклялся юноша выполнить любую просьбу. Тогда они сказали:

— Пора тебе жениться. Приведи в дом жену; сделай, как мать желает.

— Будь по-вашему, — согласился юноша. (А что ему было делать? Дал ведь клятву!) — Только невесту выбирайте сами.

Сосватали ему друзья красивую и добрую девушку, привезли откуда-то издалека. Сыграли свадьбу, обрадовали старуху мать.

Но юноша по-прежнему каждый день уходил на охоту. А когда возвращался домой, всякий раз хвастался перед молодой женой, какой он знаменитый стрелок. Жена по его приказу снимала со своего пальца кольцо и поднимала над головой, а он натягивал лук и посылал стрелу прямо через кольцо. Страшно было жене, но перечить мужу она не смела и только чахла да бледнела день ото дня.

Заметила это свекровь, которая очень полюбила невестку, и спрашивает:

— Что с тобой, доченька? Почему ты стала такая бледная, такая худая? Разве плохо тебе у нас?

— Хорошо мне у вас, — отвечает невестка, — да муж мой всякий день, как придёт с охоты, заставляет меня снимать с пальца кольцо и держать его над головой, а сам посылает стрелу прямо в это кольцо. Страшно мне! Боюсь, убьёт он меня!

Приголубила ее свекровь, приласкала, говорит:

— Не печалься! Когда он сегодня заставит тебя, держать кольцо, ты скажи ему: «Ужели ты такой джигит, храбрый стрелок, состязался бы с Умаром, сыном Умара. Потрудней это будет, чем хвастать меткостью перед женщиной!» Вернулся к вечеру муж с охоты, велит жене кольцо снимать, а она ему говорит:

— Коли ты такой меткий стрелок, состязался бы с Умаром, сыном Умара!

Вспыхнул муж и отвечает:

— Что это ещё за Умар?! Я не я буду, если не найду его и не померяюсь с ним! — и не мешкая отправился в путь.

Долго шёл он. У каждого встречного спрашивал: не знает ли кто Умара, сына Умара? А когда нашёл, наконец, дом Умара, стал у ворот и крикнул:

— Эй! Кто тут есть?

Вышел навстречу гостю хозяин, пригласил к себе. Напоил, накормил.

— Зачем по свету ходишь? Чего ищешь? — спрашивает Умар.

— Пришёл испытать, кто из нас лучший стрелок, — отвечает юноша.

Усмехнулся Умар, сын Умара:

— Сегодня отдыхай, завтра посмотрим. А юноше терпенья нет! Чуть свет назавтра просит он хозяина:

— Умар, бери свой лук! Пойдём силой, меткостью меряться!

— Пошли, если не терпится, — согласился Умар, сын Умара.

Нашли они широкую поляну.

— Возьми лук, — велел юноше Умар, — и стреляй вверх.

Пустил юноша стрелу в небо, и вскоре она вернулась на землю и упала прямо у их ног. Тогда согнул свой лук Умар, сын Умара, и тоже выстрелил вверх.

— А теперь пошли домой, — говорит он юноше.

А тот не соглашается.

— Погоди, надо же теперь посмотреть, куда стрела упадёт!

— Когда моя стрела упадёт, она сама даст о себе знать.

Вернулись они домой. Нет юноше покоя, то и дело спрашивает:

— Не время ли уже твоей стреле на землю вернуться?

— Нет! — спокойно отвечает Умар, сын Умара.

И вечер прошёл, и ночь прошла, и утро настало, а он всё «нет» говорит. На второй день, когда собрались они пообедать, подул сильный ветер, зашумел, засвистел.

— Откуда это буря пришла? — удивился юноша.

— А! Это моя стрела, наверно, возвращается, — ответил Умар, сын Умара.

Пошли они на поляну, и стрела прямо у их ног вонзилась, вошла в землю.

Стыдно стало юноше за своё хвастовство. Поблагодарил он Умара, сына Умара, и ушёл.

Дома он перед женой больше ничем не хвалился и в кольцо не стрелял. А охотник он был хороший. И зажили они с тех пор спокойно и дружно.

другие Карачаевские притчи