Когда Нарада вошёл в Бриндаван, то заметил, что молочницы продавая молоко и творог, забывали выкрикивать название своего товара, а вместо этого повторяли:

— Говинда Нараяна! — так глубоко были они погружены в мысли о Боге.

Они не осознавали, что уже распродали всё молоко, и продолжали ходить по улицам, произнося имена Бога, ибо сама пыль Бриндавана была для них священна. В них не было ни вашайи-васаны (интереса к внешнему миру), ни тяги к чувственным удовольствиям, поэтому им не присуща была и аджняна (невежество). Нарада понял, что они не нуждаются в уроках, которые он собирался им дать. Наоборот, он попросил их научить его тому, как добиться такой искренней жажды Господа и обрести ви́дение.

Среди них была пастушка по имени Сугуна, чьи мысли были целиком заняты Кришной. По существовавшему в Бриндаване обычаю каждая домохозяйка вечером зажигала свою лампу от светильника, горевшего в доме Нанды, твёрдо веря, что свет от огня самого старейшего и достойного приносит благо. Сугуна пошла со своей лампой к дому Нанды. Приблизившись к нему, она почувствовала, что её охватил радостный трепет: она увидела дом, где прошло детство Кришны, и куда всех молодых пастухов и пастушек влекли Его проказы, игры и весёлые прибаутки. Она долго стояла со своей не зажжённой лампой у большого масляного светильника, освещавшего самую просторную комнату в доме. Она стояла близко к огню, и её рука была прямо над пламенем, но она не ощущала боли. Яшода увидела это и пробудила её от мечтаний, или, может быть, от виде́ния? Ибо для Сугуны, куда бы она ни глянула, повсюду был живой Кришна. Это и есть танмайятствам, или отождествление, к которому каждый должен стремиться.

другие Ведические притчи