Краткая биография

Бонавенту́ра (настоящее имя Джованни Фиданца (Giovanni di Fidanza); ок. 1218, Баньореджо, Лацио, Папская область — 15 июля 1274, Лион, Франция) — средневековый теолог, францисканский схоласт, генерал францисканского ордена, кардинал (с 1273). Католической церковью причислен к лику святых (1482 год) и к учителям церкви (1587).

Святой Бонавентура, он же Джованни Фиданца, родился примерно в 1218 году в Баньореджо. О его детстве практически ничего не известно, кроме имён родителей: Джованни Фиданца и Мария Рителли.

Согласно легенде, Джованни родился очень слабым ребенком и мать, боясь за его жизнь принесла обет, что если он выздоровеет, то она посвятит своего сына на службу Богу. Младенца принесли к святому Франциску Ассизскому, который во вдохновении сказал: «O buone venture!» (букв: «О счастливая судьба!»).

Витторио Кривелли. Св. Бонавентура. Ок. 1500. Рейксмузей. АмстердамВитторио Кривелли. Св. Бонавентура. Ок. 1500. Рейксмузей. Амстердам

В 1243 году юноша вступил в францисканский орден и получил монашеское имя Бонавентура, учился в Париже под руководством знаменитых богословов Александра Гэльского, Жана из Ла-Рошели и Гийома Овернского. После получении степени магистра учился там ещё три года, одновременно преподавая Священное Писание и Сентенции Петра Ломбардского. В это же время имела место знаменитая дискуссия в защиту нищенствующих орденов (францисканцы и доминиканцы) с Фомой Йоркским и Вильгельмом Сан-Амурским, тогда же он написал свой богословский труд о Святой Троице.

В 1253 году получил звание профессора францисканской школы в Париже, а в 1257 году профессора Парижского университета, однако далее заниматься наукой Бонавентура не смог, потому что 2 февраля 1257 года Бонавентура был избран генералом своего ордена. Из-за его полного посвящения процессам упорядочивания и реорганизации ордена, который после смерти святого Франциска невероятно разросся, его стали называть вторым основателем ордена. Написал два жития святого Франциска (Большую и малую легенду).

В 1260 году написал первые конституции на основе правила святого Франциска, а в 1263 году по его инициативе появился праздник Посещения Елизаветы. Святой Бонаветура владел искусством соединять активную публичную деятельность с богатой внутренней жизнью. Как генерал ордена оказался не только выдающимся администратором, но и истинным наставником для братьев, для которых пишет аскетичные и мистичные труды.

В 1273 году Григорий X, избранию которого папой Бонавентура способствовал, назначил генерала кардиналом и епископом альбанским. Делегация Папы с вестью о назначении Бонавентуры, застала его на монастырской кухне, когда он мыл посуду. В ноябре того же года в качестве папского легата он участвовал во Втором Лионском соборе, где 15 июля 1274 года умер.

Философские и теологические взгляды

Теология является для Бонавентуры владычицей всех светских наук, которые он объединяет под общим понятием философии, а единение с Богом, к которому любовь ведёт человека шестью ступенями познания, — величайшим благом. Это подробно обосновывается им в схоластическом сочинении «Itinerarium mentis in Deum» («Путеводитель души к Богу», 1259) и в мистическом сочинении «Reductio artium in theologiam» («О сведении наук к богословию», ок. 1257).

Выбор проблем в философии задаётся теологией и есть только три метафизических проблемы: творение, экземпляризм (индивидуация) и воссоединение с Богом через озарение (иллюминация).

Согласно учению Бонавентуры, у человека три ока: телесное, мысленное и созерцательное; последнее вырабатывается самоуглублением в душу как отражение Бога, самоуничижением, самоотречением и искренней молитвой. Как было 6 дней творения, так есть 6 степеней созерцания, за которыми следует высшее благо, слияние с Божеством.

Из сочинений Бонавентуры также можно отметить «Breviloquium» и «Centiloquim» (руководства догматики), а также комментарий к «Sententiae» Петра Ломбардского. Его «Biblia pauperum» представляет изложение священной истории для мирян, сопровожденное аллегорически-мистическим комментарием.

Место учения Бонавентуры

Бонавентура полагал, что платоновские идеи существуют. Вместе с тем, совершенное познание идей дано только Богу. Бог, согласно Бонавентуре, выступает в качестве сеятеля такого рода идей - "разумных семян" (Rationes seminales), прорастающих из лона материи.

С большим уважением Бонавентура относился к св. Августину. Попытки свести христианство к одному только учению Аристотеля Бонавентура считал выхолащивающими его суть:

Незрелые зерна аристотелевской философии заключены в трактовке мира вне Бога,точнее — с Богом-неподвижным, безличным двигателем, который не-творец, не-провидец — мозг без любви <...> Христианин видит перст судьбы там, где ученик Аристотеля находит лишь предмет любопытства для самоудовлетворения <...> Признавая авторитет Аристотеля в области физики, в сфере философии Бонавентура больше уважал Платона, Августина же предпочитал им обоим: "Inter philosophos datus sit Piatoni sermo sapientiae, Aristoteli vero sermo scientiae; uterque autem sermo scilicet sapientiae et scientiae... datus sit Augustine" — "Среди философов язык мудрости пусть будет отдан Платону; Аристотелю — безусловно, язык науки; однако и тот и другой, а именно, языки и мудрости и науки, пусть отдадут Августину".

Сдержанное отношение Бонавентуры к Аристотелю контрастирует с горячей приверженностью учению Аристотеля со стороны Фомы Аквинского, детальнейшим образом вписавшим его в контекст христианства.

Бонавентура поддерживал онтологическое доказательство существования Бога Ансельма Кентерберийского.

Оценка учения Бонавентуры

Сикст IV причислил Бонавентуру в 1482 году к лику святых, а Сикст V в 1587 году к величайшим учителям церкви. Как мистика, его высоко ценил даже реформатор Лютер. Францисканцы противопоставляли его, как своего величайшего учёного, столпу схоластики, доминиканскому монаху Фоме Аквинскому. Лев VIII в 1879 году говорил о Фоме и Бонавентуре как "о двух зажженных свечах в доме Божьем" , желая подчеркнуть единство их веры при отсутствии тождества в учениях. Лион, где покоятся останки Бонавентуры, избрал его своим патроном.

По мнению Тальберга Бонавентура — мистик, а не схоластик.

Сказать по правде, едва ли не каждому крупному схоласту присуща некоторая мистическая жилка, ведь как бы далеко ни заходил разум в своих поисках, возвращение к Богу и единение с Ним всегда свершается по ту сторону всего мирского<...> Бонавентура — христианин, который философствует, но не философ, который верует.