Краткая биография

Никола́й Алексе́евич Полево́й (3 июля 1796, Иркутск — 6 марта 1846, Санкт-Петербург) — русский писатель, драматург, литературный и театральный критик, журналист, историк и переводчик (также один из первых переводчиков Уильяма Шекспира в прозе) ; идеолог «третьего сословия». Брат критика и журналиста К. А. Полевого и писательницы Е. А. Авдеевой, отец писателя и критика П. Н. Полевого.

Родившись в сибирской купеческой семье, Полевой никогда не забывал о своём происхождении; едва ли не первым в русской журналистике выражал интересы купеческого сословия и нарождающейся буржуазии. Получил домашнее образование. Дебютировал в печати в журнале «Русский вестник» в 1817 г. С 1820 по 1836 гг. жил в Москве, затем переехал в Петербург. Позиционируя себя представителем народа в литературе, противопоставлял наднациональному классицизму романтизм (в котором видел отражение в искусстве особенного духа каждого народа).

В 1820—1824 стихи, заметки, очерки, статьи, переводы с французского печатал в «Отечественных записках», «Северном архиве», «Сыне отечества», альманахе «Мнемозина». Русское слово «журналистика», введённое в оборот в начале 1820-х годов самим Полевым, поначалу воспринималось неоднозначно. В то время литературная деятельность была уделом исключительно дворянства. Появление в печати выходцев из податных сословий, обязанных своей карьерой только собственным усилиям и способностям, — как, например, Н. Полевой и М. Погодин, — вызывало недоумение и насмешки.

С 1825 по 1834 гг. Полевой издавал в Москве невиданными прежде тиражами журнал «Московский телеграф», где помещал собственные статьи по литературе, истории и этнографии. В журнале подчёркивалась положительная роль купечества, торговли и промышленности в жизни России. Полевой нередко позволял себе нападки на дворянскую литературу и критиковал основных её представителей за оторванность от народа и его нужд. Журнал был закрыт по личному распоряжению Николая I за неодобрительный отзыв Полевого о пьесе Н. В. Кукольника «Рука всевышнего отечество спасла».

После прекращения журнала Полевой уехал в Петербург, где переменил либеральные взгляды на верноподданические. В 1835—1844 издавал иллюстрированный ежегодник «Живописное обозрение достопамятных предметов из наук, искусств, художеств, промышленности и общежития, с присовокуплением живописного путешествия по земному шару и жизнеописаний знаменитых людей». Участвовал в «Северной пчеле», в 1837—1838 заведовал литературным отделом газеты. В 1838—1840 был редактором «Сына отечества».

В 1841 году Полевой вместе с Н. И. Гречем начал издавать ежемесячный журнал «Русский вестник» и был его единоличным редактором в 1842—1844 гг. Незадолго до смерти, в конце 1845 года, договорился с издателем А. А. Краевским о редактировании «Литературной газеты». В петербургские годы выступал против В. Г. Белинского и так называемого гоголевского направления в литературе.

Авторы полемических и пародийных текстов о Полевом нередко приписывали ему нескромное высказывание: «Я знаю Россию — и Россия меня знает». Действительно, во вступительном диалоге с читателем к повести Полевого «Клятва при гробе Господнем» (1832) сочинитель заявляет: «Русь знаю, Русь люблю, и — ещё более, позвольте прибавить к этому, — Русь меня знает и любит».

Полевой умер в возрасте 49 лет «от нервной горячки», вызванной заключением в Шлиссельбургскую крепость его сына-студента, Никтополиона, задержанного при попытке самовольно перейти границу. Он был одним из первых литераторов, похороненных в той части Волкова кладбища, которая позднее получила название Литераторских мостков (фото могилы). От Никольского собора, где проходило отпевание, до кладбища толпа несла гроб на руках. П. А. Вяземский записал в дневнике:

Множество было народа; по-видимому, он пользовался популярностью. Я не подходил к гробу, но мне говорили, что он лежал в халате и с небритой бородой. Такова была его последняя воля. Он оставил по себе жену, девять человек детей, около 60 тысяч рублей долга и ни гроша в доме. По докладу графа Орлова пожалована семейству его пенсия в 1000 рублей серебром.

Белинский, сам активно полемизировавший с Полевым, тем не менее признал его значительные литературные заслуги в некрологе ему. Последующее поколение чтило в Полевом предшественника той разночинской интеллигенции, которая вышла на арену общественной и литературной жизни в сороковые годы, однако сочинения его довольно быстро были преданы забвению и перестали издаваться.

Художественные сочинения

Полевой не только пропагандировал эстетику романтизма (в духе упрощённого шеллингианства) в своих журналах, но и сам написал романтические повести «Блаженство безумия» (1833), «Живописец» (1833), «Эмма» (1834) и др. Основная тема беллетристики Полевого — сословные препятствия, с которыми сталкиваются в дворянском обществе одарённые разночинцы. Обычный герой повести Полевого — набожный, нравственно чистый выходец из среды мещанства (буржуазии), которому претит узость взглядов и отсталость его окружения. Аристократы представлены в качестве эгоистов, прячущих отсутствие убеждений и безнравственность за фальшивым фасадом блестящих манер.

Полевому принадлежат четыре десятка пьес. Чаще всего он обращается к событиям и деятелям русской истории. А. Н. Островский отмечал, что в царствование Николая I патриотические пьесы Полевого и Кукольника давали русским театрам «большие и постоянные сборы».

С июля 1829 г. Полевой издавал сатирическое приложение к «Московскому телеграфу», продолжавшее традиции просветительской сатиры конца XVIII века, — «Новый живописец общества и литературы». Почти всё многообразное по жанрам содержание «Нового живописца» вышло из-под пера самого издателя; по Белинскому, это «лучшее произведение всей литературной деятельности» Полевого. Отличительной чертой манеры Полевого-сатирика видится отказ от преувеличений и гипербол.

Помимо переводов зарубежной прозы, выполненных для «Московского телеграфа» (в частности, сказок В. Гауфа), Полевому принадлежит весьма вольный прозаический перевод «Гамлета» Шекспира (1837) — с сокращениями и прибавлениями. С восхищением высказывался об этом переводе шекспировед Д. М. Урнов:

… были чудные удачи, вроде «Гамлета», переведённого Полевым. Он и убрал порядочно, и «своего» понаписал, но сделал это талантливо, мощно, с напором. Вспомните хоть это: «За человека страшно мне!» Там было в чём блистать Каратыгину и Мочалову.

— Курбатов В. Я. Подорожник. — Иркутск: Издатель Сапронов, 2006. — 416 с. — С. 166.

Прижизненные издания беллетристики Н. А. Полевого

  • «Повести и литературные отрывки». М., 1829—30
  • «Мечты и жизнь». Ч. 1-4. М., 1833—1834
  • «Аббаддонна», роман М., 1834, СПб., 1840
  • «Византийские легенды. Иоанн Цимисхий». Ч. 1-2. М., 1841
  • «Были и небылицы» СПб., 1843
  • «Повести Ивана-гудошника», СПб., 1843
  • «Старинная сказка об Иванушке-дурачке», СПб., 1844

Некоторые пьесы Н. А. Полевого

  • «Симеон Кирдяпа», 1828
  • «Краковский замок», 1829
  • «Клятва при гробе Господнем», М., 1832.
  • «Козьма Минич Сухорукой» М., 1833
  • «Елена Глинская», 1839
  • «Иголкин, купец новгородский», 1839
  • «Параша-сибирячка», СПб., 1840
  • «Костромские леса», 1841
  • «Ермак Тимофеевич, или Волга и Сибирь», СПб., 1845
  • «Чересполосные владения. Комедия-водевиль» М., 1838
  • «Дедушка русского флота», СПб., 1838
  • «Уголино», М., 1838
  • «Ломоносов, или Жизнь и поэзия», 1843
  • «Русский моряк. Историческая быль», 1843
  • Итоговое издание: Драматические сочинения и переводы. Ч.1-4. СПб., 1842-1843

Исторические сочинения

В противовес «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина, представлявшей всю историю России как хронику действий верховных её правителей, Полевой написал «Историю русского народа» (т. 1—6, 1829—1833). В этом труде он стремился перейти от изображения роли правителей, военных и внешнеполитических событий к выявлению «органического» развития «народного начала».

В «Истории» Полевой ориентировался на западноевропейскую романтическую историографию, прежде всего Гизо, и стремился выделить элементы общественного строя, реконструировать народные представления и пр. Критика пушкинского круга восприняла труд Полевого как недостойную пародию на Карамзина и осыпала автора «грубой бранью, доведённой почти до исступления». Сам Пушкин, впрочем, в черновой рецензии расценил 2-й том благожелательнее, как более самостоятельную работу. Мнимая учёность «Истории» Полевого была им спародирована в «Истории села Горюхина».

Первоначально Полевой планировал написать 12 томов (как и Карамзин) и объявил подписку именно на такое количество томов, однако из-за личных сложностей смог написать и издать лишь 6, что вызвало обвинения в финансовой недобропорядочности. Последние тома «Истории русского народа» не столь интересны, как первые два; в них сказывается спешка пишущего, который «сбивается» на традиционную «государственническую» схему изложения, пересказывает источники и т. п. Изложение Полевой довёл до взятия Казани Иваном Грозным.

После «Истории» Полевой написал ещё ряд исторических статей для широкого читателя. В работе «Малороссия, её обитатели и история» (Московский телеграф. — 1830. — № 17—18) выступил с радикальным отрицанием этнической и исторической родственности великороссов и малороссов, предлагал признать, что Малороссия никогда не была «древним достоянием» России (как на этом настаивал Карамзин):

Сочинения Н. А. Полевого вне беллетристики

  • «История русского народа», Т. 1-6. М., 1829-1833
  • «Русская Вивлиофика, или Собрание материалов для отечественной истории, географии, статистики и древней русской литературы». М., 1833
  • «Русская история для первоначального чтения», Ч. 1-4. М., 1835-1841
  • «Христофор Колумб» М., 1835
  • «Очерки русской литературы» Ч.1-2. СПб., 1839 (статьи о Державине, Жуковском, Пушкине и др.)
  • «История Князя Италийского, графа Суворова-Рымникского» СПб., 1843
  • «История Петра Великого», Ч.1-4. СПб., 1843
  • «Повесть о великой битве Бородинской», СПб., 1844
  • «История Наполеона», Т. 1-5. СПб., 1844-1848
  • «Русские полководцы», СПб., 1845
  • «Обозрение русской истории», СПб., 1846