Индийские дары

Суфийская притча от Джами

12 декабря 2018

Индийский правитель послал как-то дары халифу багдадскому и с ними философствующего лекаря, сведущего как в медицине, так и в философии. Представ перед халифом, лекарь объявил о том, что привёз три вещи, без которых нет царства и которых достойны лишь монархи.

— Что это за вещи? — спросил халиф.

— Первая — это краска, превращающая седые волосы в чёрные, которая не смывается, не выцветает, и волосы больше не поседеют.

Вторая — лекарство, благодаря которому, сколько бы человек ни ел, желудок его не будет болеть и тело будет здоровым.

Третья — состав, укрепляющий чресла и возбуждающий страсть. И повторный приём его не ослабляет зрения и мужской силы.

Халиф немного подумал и сказал:

— Я думал, что ты умнее и сметливее, чем есть. Та краска, о которой ты сказал, есть средство высокомерия, лжи и силы. Чернота волос — это тирания, а белизна их — это сияние. О, сколь глуп человек, стремящийся к тому, чтобы укрыть свет пустым невежеством.

Глупец, кто красит волосы, чернит свои седины,
Он юность после старости пытается украсть.
А мудрецы — охотники за верным счастьем — знают:
В сравненьи с белым соколом смешна воронья масть!

А лекарство, о котором ты упомянул, то я не из тех, кто много ест и наслаждается этим. Когда предаёшься чревоугодию, то всё время будет тянуть в одно место. И поневоле будешь лицезреть то, что не хочешь видеть, слышать то, что противно слуху, вдыхать запах того, что не подлежит осязанию. Что может быть хуже этого?!

Мудрецы говорили: «Если есть симптомы болезни в теле и если думают, что лечение в еде и питье, то глуп человек, который таким образом отдаёт себя в распоряжение болезни вместо того, чтобы лечить её».

Воспитанный так мало ест затем,
Чтобы местечко дать желанью и охоте.
Потом найдётся чем — варёным иль сырым —
Заткнуть отдушину! — Придёт пора — заткнёте.

И тот состав, который ты восхвалял и который усиливает страсть к соединению с женщиной, — это снадобье далеко от законов ума, ибо разумно ли халифу перед какой-то девкой стоять на коленях и расточать ей слова лести?

Как смеешь, мудростью хвалясь, от похоти трястись?
Трясёшь красавиц косы — цепи безумства своего!
Трясёшь ты задом так и сяк пред бабой на коленях…
Вся мудрость ложная твоя не стоит ничего!