Неуживчивая соседка

Детская притча

23 декабря 2018

Встретил Кобчик Сороку в лесу. Смотрит: какая-то не такая она — под глазами сине, в глазах темно… Вся встопорщенная, и хвост в сторону отогнут.

— Что с тобой? — спрашивает.

А Сорока ему и отвечает:

— Филин беду на моё гнездо накликал. Жили мы рядом. Ночью все спят, а он летает и ухает. Услышали его крик ребятишки, пришли утром и разорили моё гнездо.

— Смотри-ка, — удивился Кобчик. — А с виду он вроде птица серьёзная.

— Вид всякий принять можно. И серьёзный тоже, — сказала Сорока.

И стала рассказывать:

— Высунулась я утром из гнезда, а они идут по просеке. Филин как увидел их, так и задвинулся поглубже в дупло, а я закричала: «Проходите мимо, ребята». Но мимо они не пошли. Свернули к моей берёзе, и нет у меня больше гнезда.

И заплакала. Жалко Кобчику её стало. Сказал он:

— Не ожидал я от Филина такого… Ну вот что, нечего тебе слёзы лить. Возле меня сосна свободная есть. Строй на ней гнездо и живи. Я не Филин. Я по ночам крепко сплю. Возле меня тебе будет спокойно.

Так Сорока и сделала: по соседству с Кобчиком гнездо свила, положила в него пять рябеньких яичек и села сорочат высиживать. Сорока сидит, и Кобчик сидит.

А один раз высунулся он из гнезда и видит: летит к нему Сорока и уже издали крыльями машет:

— А, так ты только притворялся хорошим соседом! Филина хаял, а сам ещё хуже него оказался. И не стыдно тебе? Навёл на моё гнездо ребятишек и, посиживаешь. Не отказывайся, я видела, я всё поняла. Я кричала: «Проходите мимо, ребята», а ты сидел и смотрел в мою сторону. Поглядели ребятишки, куда ты смотришь, и разорили моё гнездо.

— Что ты! — опешил Кобчик, — я даже словом не обмолвился. Сижу, дрожу, как бы, они меня не увидели. Надо было и тебе молчать.

— А, навёл на моё гнездо ребятишек, да на меня же и сваливаешь! Хорош, а ещё Филина хаял.

Наговорила Сорока Кобчику ворох неприятностей разных и улетела. Новое гнездо себе свила. Сидит, сорочат высиживает. Слышит как-то: идёт кто-то мимо. Высунулась — ребятишки. Закричала, запрыгала на гнезде:

— Проходите мимо, ребята, проходите мимо!

Но ребята мимо не пошли. Свернули на её голос, и не стало опять у Сороки гнезда. Сидит она на берёзе, слезы в два ручья льёт, приговаривает:

— И кому же моё гнездо помешать могло?...

Стала вспоминать и вспомнила: когда проходили мимо ребятишки, Ворона у просеки на дубу сидела и, раскрыв клюв, глядела в небо. И всё понятно стало Сороке: это она мальчишкам знак подавала — ищите, дескать. Стали они искать и нашли. И полетела Сорока к Вороне.

— Совести, — кричит, — у тебя, Ворона, нет. Навела на моё гнездо мальчишек.

— Чего ещё выдумала? — насупилась Ворона. — Стану я с твоим гнездом связываться. Мне и со своим хлопот хватает.

— Ты! Ты! — кричит Сорока. — Я видела: ты сидела, большая, серая…

Но отодвинула её Ворона крылом в сторону:

— Отстань, чего пристала. Долбану в переносицу и полетишь с дуба.

— Карга ты серая! — обругала её Сорока и улетела в глубь рощи.

Теперь она возле Совы гнездо вьёт. И Сова, говорят, собирается перебраться жить в другое место.

— А то, — говорит, — выдаст Сорока опять сама своё гнездо, а бранить за него меня будет. А зачем мне это надо?