Был один богатый человек. Умирая, он всё своё богатство завещал единственному сыну.

— Сын мой, — сказал богач при этом. — Вот тебе все мои богатства, которые я копил всю жизнь свою. Я умираю теперь, но мне хотелось бы тебе дать совет, как пользоваться наследством, Когда ты станешь полным хозяином всего моего имения, то в каждом селении строй башни, а хлеб ешь не иначе как с мёдом.

Богач умер. Сын с той же минуты стал выполнять завещание отца своего. В каждом селении он строил башни, а хлеб ел не иначе как с мёдом. Долго ли жил он так, неизвестно, но наконец он обеднел: не хватило ему денег. И вот бедный, голодный, не имея даже угла, где бы мог преклонить голову свою, он стал проклинать своего отца:

— О, мой отец! Да не увидишь ты добра на том свете! Ты дал мне богатство и своим же глупым советом расточил его.

— За что ты проклинаешь своего отца? — обратился к нему тут старый друг его отца. — Что он тебе сделал?

— Как что сделал? — воскликнул сын. — Оставляя богатство, отец велел мне в каждом селении строить башни, а хлеб есть только с мёдом. Я так и поступал, и вот до чего дошёл — не имею даже конуры, где бы мог обогреться, и вынужден скитаться.

— Не виноват твой отец в этом, и ты напрасно его проклинаешь. Виновата во всём твоя неразумность. Как ты не мог понять благого завета отца своего? Ведь не башни он велел тебе строить в каждом селении, а приобретать себе везде верных и надёжных, как каменная башня, друзей; ведь не с мёдом велел он есть тебе хлеб, а есть его тогда, когда он покажется тебе мёдом после работы. Если бы ты выполнил всё это, то не сделался бы таким бедняком.

Пошёл неразумный сын и стал делать так, как сказал старик: в каждом селении он приобретал себе верных и надёжных друзей и ел хлеб, когда он ему казался, сладок, как мёд. И сделался он вскоре вдвое богаче прежнего.