Георг Лихтенберг

цитаты, афоризмы, высказывания

Георг Лихтенберг
Георг Лихтенберг - немецкий учёный и публицист, известный современному читателю более всего своими афоризмами, опубликованными посмертно
Чтобы поступать справедливо, нужно знать очень немного, но чтобы с полным основанием творить несправедливость, нужно основательно изучить право.
Человек любит общество, будь это даже общество одиноко горящей свечки.
Хороший тон находится октавой ниже.
Там, где умеренность — ошибка, там равнодушие — преступление.
Там, где прежде были границы науки, теперь её центр.
Сегодня я позволил солнцу встать раньше, чем я.
Самые здоровые и красивые люди — это те, которых ничего не раздражает.
Самая занимательная для нас поверхность на земле — это человеческое лицо.
Рецензенты имеют право не только говорить людям в глаза, что они дураки, но даже доказывать им это.
Пусть тебя слишком не огорчает незаслуженное порицание; зато ведь и хвалят тебя иной раз ни за что.
Острый ум — увеличительное стекло; остроумие — уменьшительное.
Ничто так быстро не старит человека, как постоянная мысль о том, что он стареет.
Некоторые люди обладают способностью казаться глупыми, прежде чем они обнаружат ум. У девушек этот дар встречается особенно часто.
Не удивительно ли, что публику, когда она хвалит нас, всегда считают компетентным судьёй, но как только она нас порицает, признают неспособной говорить о произведениях ума.
Не удивительно ли, что люди так часто воюют за религию и так редко живут по её предписанию?
Насколько лучше жилось бы некоторым людям, если бы они так же мало заботились о чужих делах, как мало заботятся о своих собственных.
Можно и не обладая глубоким умом писать так, что другому понадобится много ума, чтобы понять написанное.
Лучший способ хвалить живых и умерших — это извинять их слабости; но только не приписывать им добродетелей, которыми они не обладали, это всё портит и даже истинное делает подозрительным.
Лучшая сатира, бесспорно, та, в которой столь мало злобы и столь много убедительности, что она вызывает улыбку даже у тех, кого она бьёт.
Кто не понимает ничего, кроме химии, тот и её понимает недостаточно.
Из всех видов деспотизма самый страшный — деспотизм верования и системы. Большинство людей — рабы моды и нелепых обычаев.
Если голова и книга приходят в столкновение и слышен звук пустого тела, — всегда ли виновата книга?
Большинство людей живёт модой, а не разумом.
Изучай всё не из тщеславия, а ради практической пользы.
Скромник для меня более невыносим, чем хвастун. Хвастун признаёт за каждым его достоинство, излишне же скромный человек, по-видимому, презирает того, перед кем скромничает.
С остроумием дело обстоит так же, как с музыкой: чем больше её слышишь, тем более тонких звучаний желаешь.
Остротами и причудами следует пользоваться так же осторожно, как и всеми вещами, способными ржаветь.
Всё становится более утончённым: музыка когда-то была шумом, сатира — пасквилем, и там, где сегодня говорят «будьте любезны», некогда давали затрещину.
К числу величайших открытий, к которым пришёл за последнее время человеческий ум, бесспорно принадлежит, по моему мнению, искусство судить о книгах, не прочитав их.
Самая опасная ложь — слегка извращённая истина.
  • 1
  • 2