Франсуа VI де Ларошфуко

цитаты, афоризмы, высказывания

Франсуа VI де Ларошфуко
Франсуа VI де Ларошфуко - французский писатель
Человек, неспособный на большое преступление, с трудом верит, что другие вполне на него способны.
Человек никогда не бывает так счастлив или так несчастлив, как это кажется ему самому.
Цените не то, какое добро делает ваш друг, но цените его готовность сделать вам добро.
Хотя судьбы людей очень несхожи, но некое равновесие в распределении благ и несчастий как бы уравнивает их между собой.
Хороший вкус говорит не столько об уме, сколько о ясности суждений.
Философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но горести настоящего торжествуют над философией.
Учтивость ума заключается в способности думать достойно и утончённо.
Упрямство рождено ограниченностью нашего ума: мы неохотно верим тому, что выходит за пределы нашего кругозора.
Умеренность — это боязнь зависти или презрения, которые становятся уделом всякого, кто ослеплён своим счастьем; это суетное хвастовство мощью ума.
Умеренность того, кому благоприятствует судьба, — это обычно или боязнь быть осмеянным за чванство, или страх перед потерей приобретённого.
Умеренность счастливых людей проистекает из спокойствия, даруемого неизменной удачей.
Умеренность в жизни похожа на воздержанность в еде: съел бы ещё, да страшно заболеть.
Ум служит нам порою лишь для того, чтобы смело делать глупости.
Уверенность в себе составляет основу нашей уверенности в других.
У нас не хватает силы характера, чтобы покорно следовать всем велениям рассудка.
У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.
Тому, кто не доверяет себе, разумнее всего молчать.
Только зная наперёд свою судьбу, мы могли бы наперёд поручиться за своё поведение.
То, что люди называют добродетелью, — обычно лишь призрак, созданный их вожделениями и носящий столь высокое имя для того, чтобы они могли безнаказанно следовать своим желаниям.
Телесная боль есть единственное зло, которое рассудок не может ни ослабить, ни исцелить.
Тайное удовольствие от сознания, что люди видят, до чего мы несчастны, нередко примиряет нас с нашими несчастьями.
Счастье и несчастье человека в такой же степени зависит от его нрава, как и от судьбы.
Судьбу считают слепой главным образом те, кому она не дарует удачи.
Судьба порой так искусно подбирает различные людские проступки, что из них рождаются добродетели.
Судьба всё устраивает к выгоде тех, кому она покровительствует.
Страсти — это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны.
Старость — вот преисподняя для женщин.
Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры.
Справедливость умеренного судьи свидетельствует лишь о его любви к своему высокому положению.
Скрыть наши истинные чувства труднее, чем изобразить несуществующие.