Андрей Лаврухин

цитаты, афоризмы, высказывания

Андрей Лаврухин
Андрей Лаврухин - родился в 1962 г., писатель, литературовед, антологист; член Московского клуба афористики
Тайны сердца человеческого служат его неприступности.
В изломах судьбы кроется таинство созидания.
Сытость здоровью не впрок,
Но какой прекрасный урок!
Сытость скромностью не блещет.
Счет – дням, а значит долгам.
Счастье не умирает, ведь оно совершенно.
Счастье в том, чтобы принадлежать; и суть тут разумеется только одна: принадлежать – дополняя.
Все хотят быть счастливыми – и каждый исключительно на своих условиях.
Как достичь полноты счастья?! Судя по всему, не ограничивать его.
За птицами обычно не уследишь; точно так же обстоит дело и со счастьем.
Счастье обманчиво: смотри, чтобы в руках твоих не оказалось фальшивой монеты.
О счастье узнают по воспоминаниям.
Счастье заключает в себе и опасность: вдруг с ним не справишься.
Каждый человек достоин счастья: стоит лишь только научиться достойно жить.
Под счастьем следует понимать, вероятно, полноту жизни.
По-настоящему счастлив лишь человек, не удовлетворенный собой: это значит, что ему ведомо совершенное.
Счастьем наполнены лишь редкие мгновенья этой жизни; они как напоминание того, что может ожидать нас впереди.
Счастье - это ощущение родства.
Человек заключает в себе Вечность: наша сущность – лишь один из множества ее прообразов.
Существование – это жизнь без вопросов и ответов.
Озера, в отличие от рек, изобилуют плотвой.
Существование, как правило, безжизненно: не случайно пустыни отличаются от оазисов почти полным отсутствием живности и растительности.
Существование – стихия ума.
Существование всегда нелепо; иначе бы оно творило красоту.
Жить или существовать – в этом, думается, и заключен смысл гамлетовской фразы: «Быть или не быть».
Поистине, неразумию человека нет пределов: высшую ценность – а именно жизнь - дарованную ему, он расходует безудержно и неутомимо, да и ту употребляет во имя собственного существования.
Существование убивает всякого, кто оказывается в его пределах: уменьшаясь со временем в размерах, оно становится едва видимой точкой, пока не исчезает совсем, увлекая за собой то, что так или иначе с ним связано.
В борьбе за существование жизнь, как правило, обесценивается.
Существование имеет в наших глазах большую ценность, чем жизнь: собственно, за последнюю мы начинаем отчаянно цепляться, лишь находясь на смертном одре.
Существование – это жизнь в полутонах.