Живопись

Футуристы выдвигают как главное динамику живописной пластики, но, не уничтожив предметность, достигают только динамики вещей, поэтому футуристические и все картины прошлых художников могут быть сведены из 20-ти красок к одной, не потеряв своего впечатления.

Художники были чиновниками, ведущими опись имущества натуры, любителями коллекций зоологии, ботаники, археологии, ближе к нам молодёжь занялась порнографией и превратила живопись в похотливый хлам.

А краска есть то, чем живёт живописец: значит, она есть главное.

В сущности, живописца как такового никогда не интересует моральная сторона того человека, с которого он пишет живописный портрет, его увлекают только живописное цветовое облачение данного тела, фактура, если бы он умел расположить живопись вне его лица, то никогда предмета или портрета не было бы в его холстах.

Все мастера Возрождения достигли больших результатов в анатомии, но не достигли правдивости впечатления тела, живопись их не передаёт тела и пейзажи их не передают света живого, несмотря на то, что в телах их людей сквозят синеватые вены.

Всякая живописная плоскость живее всякого лица, где торчат пара глаз и улыбка.

Всякая живописная плоскость, будучи превращена в выпуклый живописный рельеф, есть искусственная красочная скульптура, а всякий рельеф, превращённый в плоскость, есть живопись.

Живописная фактура начинает расцветать как таковая, выходит на сцену не предмет, а цвет и живопись.

Кто чувствует живопись, тот меньше видит предмет, кто видит предмет, тот меньше чувствует живописное.

На новой дороге натурализм как познание перестаёт быть существенным, иллюстрация характера тоже отпадает, новые требования чисто живописно-пластических бессюжетных и беспредметных выражений стали целью.

Живописцу нужно очень строго прислушиваться ко всем раздражениям и строго отвечать на одно из них и отвечать, по существу, на страсть страстью, на живопись живописью, только при этом случае мы сможем иметь чистый вид построенных человеком явлений.

Произведение живописное показывает нам только признаки предмета, которые сильно деформированы, неопытной частью критики эта деформация рассматривается как недостаток, явившийся от неумения рисовать и писать, при этом всей критикой упускается главная точка зрения, а именно то ощущение, которое явилось причиной того или другого отношения к предмету.

Став перед беспредметностью, мы должны построить, не подражая готовым формам, новую живописную форму, следовательно, выходим уже на непосредственную дорогу творчества, причём ничто, нигде в живописном мире не растёт в бессистемности.

Футуризм через академичность форм идёт к динамизму живописи, и оба усилия в своей сути стремятся к супрематизму живописи.

Художники

Вполне понятно, что при раздражении чувственного аппарата нервной системы живописец будет писать женщину, будет создавать её образ, если не сможет удовлетвориться натурою, голодный мечтает об хороших обедах или хлебе насущном, художник эту мечту изображает и как бы удовлетворяет себя.

До этой поры всегда художник шёл вслед за вещью, так и новый футуризм идёт за машиной современного бега.

И когда художник пишет, насаждает живопись, а грядой ему служит предмет, то он должен так посеять живопись, чтобы предмет затерялся, ибо из него вырастает видимая живописцем живопись.

И только трусливое сознание, и скудность творческих сил в художнике поддаются обману и устанавливают своё искусство на формах натуры, боясь лишиться фундамента, на котором основал своё искусство дикарь и академия.

Натура не является законом для нового художника, наоборот, законы натуры он растворяет в своей системе, создавая свою действительность.

О, наивный художник и учёный, как легко вас запутать, но выпутать очень трудно!

Они рассуждали, что до сих пор художники передавали предмет только с трёх сторон, пользуясь трёхмерным измерением, тогда как мы знаем, что предмет имеет шесть, пять, десять сторон, и, чтобы полнее его передать, как в действительности он есть, необходимо изобразить все его стороны.

Произведение в большей своей степени есть показатель всего настроения художника, и представляет собою ту или иную раздражённость неудовлетворённости в произведении, многие картины художников называем эротическими, переходящими в порнографию, где мы видим извращение чувственных удовлетворений.

Таким образом, все законы, установленные оптикой, основанной на физическом восприятии глазной системой явлений, могут, конечно, быть введены в знание художника, но пользоваться этими знаниями в своих творческих работах ему не придётся, эти знания для него будут абстрактны.

Художник может быть творцом тогда, когда формы его картин не имеют ничего общего с натурой.

Художник освободился от всех идей, образов и представлений и проистекающих от них предметов, такова философия супрематизма, выводящая искусство к самому себе.

Художнику дан дар для того, чтобы дать в жизнь свою долю творчества и увеличить бег гибкой жизни.