Однажды падишах без слуг и без свиты вышел из городских ворот. Повстречался ему дервиш, известный своим весёлым и дерзким нравом.

Повелитель остановил дервиша и обратился к нему с таким вопросом:

— Скажи мне, жестокий ли падишах в вашей стране?

Дервиш ответил:

— Жестокий — это не то слово. Зверь!

Тогда падишах спросил:

— А ты меня не узнаёшь?

— Откуда я могу тебя знать, чужестранец?

Падишах нахмурился:

— Так знай же, ничтожный: ты говоришь со своим падишахом. И ты оскорбил его!

— Ну, вот видишь! — беззаботно откликнулся дервиш. — Значит, недаром все говорят, что я сумасшедший: никого не узнаю, даже моего повелителя, который хоть и жесток, но ведь не настолько, чтобы казнить безумного!

Падишах мрачно усмехнулся:

— Правдивы и разумны твои речи. Воистину они слишком правдивы, чересчур разумны — просто нельзя поверить, что ты сумасшедший. Ты прикидываешься! И казнить тебя за эту ложь будет вовсе не жестоко, а лишь справедливо!

Но дервиш нашёлся:

— О повелитель, я не смею спорить с тобой, однако ты сам с собою споришь: сначала признал, что я правдив, а потом не поверил, что я сумасшедший. Но разве кто-нибудь, кроме сумасшедшего, станет говорить правду повелителю?