Почувствовал Заяц: кольнуло что-то ему в сердце. Схватился лапками за грудь, разевает рот, вздохнуть хочет, а вздоха не получается. «Значит, всё, — думает, — конец мне пришёл». И точно, смотрит: стоит перед ним его Смерть, серенькая, с длинными ушами.

— Что, — спрашивает Заяц, — уже?

— Да, — говорит Смерть, — вот анкету заполним сейчас и всё. Ну, рассказывай, как ты жил.

Стал Заяц рассказывать, и вышло по его рассказу, что всю свою жизнь он только и знал, что бегал ото всех да по кустам прятался. Да и час назад все по лесу петлял, следы прятал. Записала Смерть ответ его. Спрашивает:

— Ну, а чему ты радовался в жизни?

Сказал Заяц:

— Больше всего я радовался, когда удавалось мне убежать от опасности и спрятаться понадёжнее.

И этот ответ его записала Смерть,

— Ну, — говорит, — а чем ты гордишься в своей жизни, скажи?

Вытянулся Заяц перед своей Смертью в струнку, доложил:

— Горжусь, что непойманным до старости дожил и тебя в полном сознании встретил.

И покачала тут Смерть головой:

— Эх, ты, — говорит, — не прожил ты свою жизнь, а прокрался по ней. Даже совестно нести тебя, такого. Глянет кто-нибудь и скажет: «Труса Смерть несёт».

— Да, — вздохнул Заяц, — это верно. Не явил я за всю мою жизнь своей смелости, а ведь её у меня полна грудь. Но если ты дашь мне день жизни, увидишь тогда, на что я способен.

Махнула Смерть рукой:

— Ладно, дарю тебе день жизни.

И растаяла в воздухе, как будто её и не было. И тут же, почувствовал Заяц, что не давит ему больше сердце и что он снова может дышать. Подпрыгнул он тут от радости, закричал:

— Живу!

И слышит — идёт кто-то по лесу, шуршит под чьими-то шагами трава. Пригнулся Заяц пониже и полез поскорее в терновый куст прятаться. Заяц и в последний свой день остался зайцем.