Однажды царь Хосров и его любимая красавица-жена Ширин сидели в своём дворце, и в это время некий рыбак принёс им в дар невиданную рыбу. Её чешуя горела, как серебро, а плавниковое оперение имело цвет розовых кораллов. Хосров был так восхищён этой рыбой, что сразу же хлопнул в ладоши, и когда явился казначей, приказал ему наградить рыбака тысячей динаров. Увидев это, Ширин сказала Хосрову:

— О мой царь! Ты поступаешь неразумно в своей щедрости. Ведь теперь сколько бы и кому ты не дал, все станут говорить, что ты стал скупым, поскольку когда-то за какую-то рыбу отвалил тысячу динаров!

— Ты права, — сказал, подумав, Хосров, — но дай мне совет, как у него теперь эти деньги забрать?

— Спроси его: «Отец, твоя добыча — самец или самка?» — немедленно ответила Ширин. — И что бы он тебе не сказал, ты объясни ему, что тебе это есть запрещено, отдай ему рыбу и забери деньги.

По велению Хосрова рыбака вернули во дворец, но когда царь задал ему вопрос, подсказанный Ширин, тот сразу понял, куда клонится дело, и немедленно ответил:

— Моя добыча — не самец и не самка, а гермафродит.

Услышав такой ответ, Хосров расхохотался и приказал удвоить плату находчивому рыбаку. Но когда рыбак взвалил на плечи пожалованные ему кошельки, из одного из них выпал динар. Рыбак сразу же снял с плеч кошельки и поднял монету. Заметив это, Ширин сказала Хосрову:

— Ты посмотри, какой скряга: имея столько, он схватился за кусочек серебра. Нет, царь, ты должен отобрать у него все деньги!

Царь опять приказал вернуть рыбака и стал упрекать его за скупость. А рыбак ему ответил:

— О царь, я ведь дорожу не серебром, а твоим ликом, отчеканенным на этой монете, и я поднял её, чтобы кто-нибудь не наступил ногой на твой образ!

Хосров был поражён умом рыбака и утроил ему награду.