Молодая красавица-царевна, гуляя однажды во дворцовом саду, взглянула за его ограду и увидела там негра, и образ стройного и красивого чернокожего юноши пленил её сердце.

Это видение исчезло, но девушка от воспоминаний о нём лишилась сна, отвернулась от своих подруг, забыла свои игры и праздники; печаль и отчаяние стали её уделом. Это её состояние заметили придворные и стали гадать: то ли царевна оказалась во власти духов, то ли подружилась с райскими девами и от этого лишилась покоя и сна. Другие же говорили, что её сглазили или что она попала под действие чар злого волшебника. Были и такие, кто полагал, что девушку поразила страстная любовь, и они были ближе всех к правде.

У царевны была старая кормилица, знавшая толк в колдовстве. Теперь она уже стала дряхлой старухой, но в молодые годы она была красавицей, и ей не раз приходилось любить и быть возлюбленной. Этот свой любовный опыт она не забыла и теперь часто помогала молодым в их любовных делах.

Заметив, что вскормленная ею царевна несчастна, она сразу поняла, в чём дело, и сказала ей:

— Дитя моё! О ком ты грезишь и грустишь день и ночь? Ведь как только ты явилась на свет, я приняла тебя на свои колени, ты узнала вкус молока у моей груди. Потом я растила тебя, обучая красить брови и заплетать косы. Я охраняла твой сон до рассвета и спешила к тебе с розовой водой к твоему пробуждению. Почему же ты теперь так печальна? Открой мне, кто тому виной, и кто бы он ни был, я сумею с ним совладать.

Царевне и так уже было невмоготу скрывать свою тайну, и она доверила её кормилице, которая в ответ ей сказала:

— Твоё дело я сумею уладить. Чтобы ты перестала горевать и мучиться, я свяжу тебя с твоим желанным так, что никто об этом не узнает, и ты будешь ограждена от бесчестья!

Она без большого труда отыскала юного негра и сумела с ним подружиться. Он стал приходить к ней, и они подолгу вели задушевные беседы. Во время одной из этих бесед старая колдунья усыпила юношу. Сон его был так глубок, что с ним можно было делать всё, что угодно, и старуха приказала слугам тайно отнести его прямо во дворец в покои царевны.

Царевна обрадовалась любимому, но тот спал крепким сном, и ей даже показалось, что он мёртв. Но кормилица сняла свои чары, и юноша вмиг проснулся, и красота девушки обожгла его взгляд, и они отдали себя во власть любви. Каждый из них почувствовал краткосрочность этого счастья, и что за этим свиданием последует вечная разлука, но отчаяние лишь делало острее переживаемое ими наслаждение.

Под утро, когда влюблённые в истоме на минуту забылись лёгким сном, кормилица с помощью своих колдовских чар превратила сон юноши в крепкий и непробудный, и он был возвращён в то место, откуда начался его путь в покои царевны.

Придя в себя, он долго не мог разобраться, было ли пережитое им сном или произошло наяву. Он изнемогал от любви, но в ответ на вопрос друга даже не смог ему описать девушку, красота которой свела его с ума. Так он и жил воспоминаниями об этой таинственной и неповторимой встрече, изменившей его судьбу.