Когда-то жили четыре школяра. Каждый из них считал себя искусным стихотворцем. Однажды пришли они к храму Будды, увидели там колокол и вздумали о нём стихи сочинить. Первый начал так: «В храме сём колокол есть…» Второй продолжил, вдохновясь: «Ударишь — поёт «дин-дон!» Третий, подумав, произнёс: «Не котёл, не ступа, не пест…» А четвёртый торжествующе закончил четверостишие: «Но всё же из меди он!»

Сочинив стихотворение, школяры принялись его декламировать. Читают, перечитывают, языками прищёлкивают, себя хвалят. Вдруг один из них вздрогнул, в лице переменился и говорит:

— Я слышал, что в старину великий Ван Бо семнадцати лет от роду написал стихотворение «Во дворце тэнского князя». Это удивительное стихотворение, потому что вложил поэт в него всю душу, отдал все свои силы и вскоре, бедняга, умер… Вижу я, что мы с вами создали стихи ещё более удивительные и прекрасные. Видно, близок наш смертный час, братья!

Второй школяр забеспокоился:

— А вдруг мы сейчас умереть должны? Что же нам делать?

Третий был сообразительнее и тут же нашёл выход:

— Не волнуйтесь, братья. Я видел в храме гробы. Давайте попросим их нам продать.

Пошли школяры к настоятелю, попросили продать им гробы.

— А на что они вам? — удивился настоятель.

Школяры тотчас ему всё рассказали и тут же напевно прочли стихи: «В храме сём колокол есть, Ударишь — поёт «дин-дон!». Не котёл, не ступа, не пест, Но всё же из меди он!»

Выслушал настоятель стихи и велел послушнику принести пять гробов.

— Зачем же пять? — изумились школяры. — Нам нужно только четыре.

— Да-да, — кротко произнёс настоятель. — Пятый я для себя прошу. Давным-давно поклялся я, что тут же уйду в мир иной, если встречу человека, сочиняющего стихи, в которых смысла ещё меньше, чем в моих. Видно, пришёл мой последний час, коль мудрое Небо и всемилостивейший Будда послали мне вас!