Книги

Величайшего сожаления достоин тот, кто не был в плену достойной книги.