Однажды, во время учёного спора с р. Хией, у р. Ханины вырвались такие слова:

— Со мною споришь ты? Но тебе следовало бы помнить, что если бы Тора, чего упаси Бог, совершенно оказалась забытой, я с моим знанием всех тонкостей её сам снова возродил бы её в народе.

— А я, — сказал на это р. Хия, — лучше повёл бы дело так, чтобы Тора никогда не забывалась.

И сделал бы я вот что: посеял бы лён, сплёл бы сети и стал бы ловить оленей. Мясо их отдавал бы сиротам в пищу, а из кожи приготовлял бы пергамент.

И написал бы я пять свитков Пятикнижия и отправился бы с ними в такие места, где некому заниматься первоначальным учением. В каждом таком месте я пятерых деток обучил бы Пятикнижию и шестерых других шести отделам Мишны.

И каждому из них был бы наказ от меня: «До следующего моего прихода сюда повторяйте сами, и друг друга обучайте тому, чему я научил вас». Этим я достиг бы того, чтобы Тора никогда не забывалась в народе.