Жили муж и жена. Как-то сказала она своему мужу:

— Иди, поссорься со своими родителями, а я поссорюсь со своими. Вечером приготовлю жирный плов, и не надо будет угощать ни твоих, ни моих родителей — мы съедим его сами.

— Как же устроить ссору? — спросил он.

— Пойди к своим родителям, – посоветовала жена, — и скажи им: «Дайте мне колодец, мы хотим промыть пшеницу». Я же пойду к своим родителям и скажу им: «Дайте мне вашу крышу, мы хотим посушить на ней зёрна пшеницы».

Пошёл этот человек к своим родителям и сказал им:

— Одолжите мне ваш колодец, мы хотим промыть в нём немного пшеницы.

— Как можно одолжить колодец? — удивились его родители. — И как ты его унесёшь? Лучше уж принеси сюда пшеницу и промой её здесь.

— Знаю, какие вы чудесные люди! – закричал он. — Вы отвратительны в своей скупости! С сегодняшнего дня мы вас знать не знаем! И чтобы ноги вашей у нас не было!

Поссорившись с родителями, он хлопнул дверью и ушёл.

И жена его отправилась к своим родителям и сказала:

— Одолжите мне вашу крышу, мы хотим посушить на ней зёрна пшеницы.

— Как ты унесёшь крышу? — удивились её родители. — Иди, дочка, принеси сюда пшеницу и суши её на крыше.

— Знаю, какие вы щедрые люди! — закричала она. — Чем вы лучше дворовых собак? О чём бы мы только вас ни попросили, вы всегда отвечаете: «Не дадим». Отныне и вы не должны к нам приходить и о чём-либо просить нас. Если же вы вздумаете прийти, то я переломаю вам ноги!

Так она добилась своего: поссорилась с родителями и навлекла на себя их гнев.

Вернувшись домой, она приготовила отменный плов и разложила его по мискам. Но прежде чем приступить к еде, женщина сказала своему мужу:

— Кто первый скажет слово, тот принесёт воду для питья.

Они поставили миски с пловом посредине стола, а сами уселись по обе стороны его. Молча глядели они друг на друга до наступления темноты, не притрагиваясь к еде, стоявшей по-прежнему на столе.

Было уже за полночь, а в их доме всё ещё горел свет. На огонёк пришли стражники и через окно увидели странную чету, сидевшую молча. Супруги глядели друг на друга и не притрагивались к плову, стоявшему посредине стола.

И сказали стражники друг другу:

— Зайдём-ка и узнаем, что тут происходит.

Они вошли и начали расспрашивать хозяев, но те не отвечали на их вопросы. Стражники ударили обоих несколько раз, но супруги продолжали хранить молчание.

Тогда стражники уселись за стол, съели плов, надели на руки мужчины кандалы и повели его в темницу. Там его продержали до утра.

Когда рассвело, стражники приволокли этого человека к паше. Они очень удивились, что он не отвечает на их вопросы и вообще не говорит.

— Побейте его как следует, — распорядился паша. — Может, тогда у него развяжется язык.

Днём, когда муж не вернулся домой, жена подумала: «Надо, пожалуй, пойти посмотреть, что с ним такое».

Она вошла в дом паши как раз в тот момент, когда её мужа секли.

— Зачем вы его бьёте? — спросила женщина. — В чём он провинился?

Услышав, что жена его заговорила, избиваемый, превозмогая боль, крикнул:

— Принеси водицы, ты первая заговорила!

— Да пропади ты пропадом вместе со всей своей роднёй! — сказала жена в сердцах. — Целую ночь продержали его взаперти, а теперь бьют так, что скоро богу душу отдаст, но ума ни на грош не прибавилось.

Тогда понял паша, в чём дело, и отпустил этого человека. Но люди ещё долго потешались над ним.