В деревенской школе Банкей, как и остальные школьники, должен был читать конфуцианские тексты, повторяя их, пока не запомнятся наизусть. Однажды, когда класс заучивал «Великое Учение», учитель подошёл к центральным словам этой книги:

— Путь Великого Учения заключается в выявлении сиятельной добродетели.

Банкей прервал учителя:

— Что такое сиятельная добродетель?

Учитель, повторяя объяснение из традиционных комментариев, ответил:

— Это истинная природа добра, присущая каждому человеку.

Банкей поинтересовался, что такое истинная природа, присущая каждому человеку, и получил ответ:

— Это основополагающая природа человека.

— А что же это такое? — настаивал он.

— Величайшая истина неба, — ответил учитель.

Ни один из этих ответов не удовлетворил Банкея. Ему хотелось знать, что же на самом деле значит сиятельная добродетель в сфере повседневного личного опыта…

Шестьдесят лет спустя Банкей упомянул об этом моменте как о начале своих поисков сознания Будды. Для него вопрос о сиятельной добродетели превратился во всепоглощающую страсть.