Ребе Иаков Шимшон из Косова очень любил рассказывать ученикам истории из жизни великих ребе и их хасидим.

Однажды случилось так, что после утренней молитвы ребе рассказал одну историю, за ней потянулась другая, третья… Собравшиеся, охваченные божественным восторгом, совсем забыли о времени. Когда ребе закончил последнюю историю, на дворе стояли сумерки. День прошёл. Ребе Иаков и ученики неохотно вернулись к повседневной жизни и тут спохватились, что забыли про завтрак и обед. Один из учеников встал и выразил свою благодарность учителю:

— Моше Раббейну (Моисей) говорил, что на горе Синай он не пил воды и не вкушал хлеба. До сих пор, ребе, я не понимал, что он при этом испытывал. Теперь я знаю, что значит наполниться присутствием Бога, когда забываешь про голод и жажду.

Ребе Иаков кивнул и сказал:

— Достойные слова, сын мой, но кто знает — может, Моше вовсе не гордился тем, что забыл о еде и питье, а, наоборот, сожалел об этом? Ведь известно: каждая вещь в мире несёт в себе божью искру, и только в том случае, когда вещь правильно используют, искра возносится, воссоединяясь с Богом, от которого некогда изошла. То же самое можно сказать про пищу, питьё, орудия труда, книги… Моше понял: в течение сорока дней, проведённых им без пищи и питья на Синае, он забыл про обязанность человека высвобождать из воды и хлеба божественные искры. В Грядущем мире эти искры предстанут перед Господом с жалобой, рассказав о том, как Моисей пренебрёг ими, когда из любви к Богу совсем позабыл о своём долге — их высвобождении.