В далёкие времена у входа в столичную пагоду стояли огромные каменные фигуры львов. Однажды город с быстротой молнии облетела молва: когда глаза львов покраснеют, страну постигнет тяжкое бедствие. Невежественные горожане слепо верили тревожным слухам, и с наступлением рассвета каждый устремлялся к роковому месту, дабы первым увидеть страшное предзнаменование и избежать катастрофы. Всюду только одно и было слышно: «львы да львы, львы да львы». Народ жил в постоянном страхе, и освободить его от этого наваждения было невозможно.

Неподалёку от этой пагоды находился монастырь, и жил в нём один монах. Однажды решил этот монах подшутить над своими суеверными согражданами. Приготовил он красную краску, в полночь пробрался к пагоде и выкрасил львам глаза.

Едва забрезжил рассвет, к монастырю с подаянием направился один горожанин. Поравнявшись с фигурами львов, он по привычке взглянул на них и в ужасе обнаружил, что глаза у них стали красными. Бросив подаяние, он сломя голову побежал назад с криками:

— Караул! У львов покраснели глаза!

Город, как растревоженный улей, пришёл в движение. Растерявшиеся обитатели хватали первые попавшиеся под руку вещи и стремились как можно скорее покинуть его пределы. Монах, увидев, к чему привела его затея, испугался и стал их урезонивать:

— Стойте! Ничего страшного не случится! Глаза львам выкрасил я!

Но никто его уже не слушал. Монах тщетно пытался сдержать обезумевшую толпу.

Он встал на пути бегущих, но люди ничего не видели и не слышали и, в конце концов, в суматохе затоптали незадачливого шутника насмерть.