Как-то случилось Бирбалу поехать по делам в Кабул. Здесь он не был никому знаком, и горожане сгорали от любопытства: кто такой этот приезжий? Старались они, разузнавали и наконец порешили, что он — лазутчик. Не иначе, мол, прислал его сюда делийский падишах, чтоб разведать кабульские тайны. Скоро дошёл этот слух до падишаха Кабула, и он велел схватить Бирбала и привести к нему. Стал падишах спрашивать у связанного Бирбала — кто он, откуда и зачем приехал. Бирбал назвался странником и в немногих словах рассказал про себя какую-то басню.

— Видно, тебе пришлось побывать в разных землях, — сказал падишах. — Довелось ли тебе видеть падишаха, похожего на меня?

— Покровитель бедных! Вы — словно месяц в полнолуние. Нет на свете никого, похожего на вас.

— Ладно, если я — месяц в полнолуние, то кто же твой падишах?

— Владыка мира! Наш падишах — словно месяц на второй день после рождения.

Кабульский падишах тотчас велел развязать Бирбалу руки и с почётом усадил его в своём совете. А когда совет кончился, он одарил Бирбала дорогим платьем, украшениями и отпустил.

Бирбал воротился в Дели. Но лазутчики ещё раньше донесли падишаху про его разговор с кабульским шахом. Узнали про это и недруги Бирбала и стали они чернить и хаять главного советника. Падишах выслушал их наговоры и посулил завтра же обсудить это дело на совете.

На другой день, задолго до начала дарбара, в приёмной зал набилось полным-полно народу. Многие пришли лишь затем, чтобы послушать, как будет отвечать Бирбал. Немало было там и его завистников. Они переглядывались, перемигивались — попадёт, мол, сегодня Бирбал к нам в ловушку, осрамится вконец и выгонят его вон. Но вышло всё иначе. Ведь сказал поэт:

Не опасается живущий
Под покровительством богов
Ни смерти, ни хулы клеветников.
Тому же ничего не будет,
Кого всевышний бережёт.
Хоть весь свет на него ополчится,
С его головы и волос не упадёт.

Когда падишах освободился от государственных дел, он стал расспрашивать Бирбала про его путешествие. Бирбал подробно рассказал про своё житьё в Кабуле. Поведал он и о своей беседе с тамошним падишахом, как он сравнивал его с месяцем в полнолуние, а падишаха Акбара — с месяцем, только два дня как народившимся. Тут падишах спросил:

— Какой в этом смысл?

— Владыка мира! Хотя велик месяц в полнолуние, да ведь никто его не чтит, а двухдневный месяц мал, но он свят, все почитают его, и индусы и мусульмане считают этот день счастливым. С этого дня начинается новый месяц по лунному календарю. Весь служилый люд ждёт не дождётся этого дня — жалованье выдадут. Индусы в этот святой день начинают все свои важные дела. К тому же молодой месяц день ото дня все растёт, прибывает, а полная луна день ото дня убывает. Владыка мира! Теперь соблаговолите сами рассудить, когда месяц важнее: в полнолуние или когда только народился? Кого я на самом деле хвалил и славил: вас или кабульского падишаха? — спросил под конец Бирбал и умолк.

Падишах, а за ним и вельможи стали хвалить мудрого Бирбала. На радостях падишах наградил его большим джагиром и платьем, расшитым дорогими каменьями.