Схожи были нравом падишах и Бирбал, оттого всё больше привязывались они друг к другу. Своим остроумием и находчивостью Бирбал радовал Акбара и получал за это много наград, но никогда не упускал случая помочь бедному люду.

Однажды духовный наставник падишаха Акбара на обратном пути из благословенной Мекки заехал в Дели. Падишах принял его с большим почётом и перед тем, как проводить домой, одарил многочисленными подарками и дорогими одеждами. Прошло несколько дней после его отъезда.

— Скажи, Бирбал, — спрашивает вдруг падишах, — у тебя, верно, тоже есть гуру, вот как у меня — пир-сахиб? Где он живёт? Он приезжает к тебе или ты сам к нему ездишь?

— Владыка мира! Божьей милостью у меня много гуру, но все они живут далеко. На днях пришла ко мне весть, что один мой гуру едет сюда. Такого гуру-бессребреника свет ещё не видел! Потому-то он не ока¬зал милости мне, ничтожному, и не пришёл ни разу к моему порогу.

Захотелось Акбару повидать этого гуру, и он сказал:

— Дорогой мой Бирбал! Если у тебя такой необыкновенный гуру, я тоже хочу его увидеть. Устрой мне с ним встречу да поскорее.

Бирбал обещал исполнить повеление и ушёл домой. По дороге повстречался ему старик-дровосек с ношей на спине. Бедняга не сумел сегодня распродать свои дрова, как ни старался. Бирбал спросил у него, сколько стоит вязанка дров, и повёл бедняка к себе домой, будто бы ему дрова нужны. Там он расплатился и сказал:

— Уважаемый, похоже, ты — человек почтенный и только злая судьба довела тебя до такого занятия. У меня есть для тебя важное дело. Если ты согласишься его исполнить, я тотчас заплачу тебе двадцать пять рупий, а когда дело будет сделано, дам достойную награду.

Дровосек подумал: «Откажись я, вазир силой заставит, да ещё бесплатно. Лучше уж соглашусь, благо он и деньги сулит».

— Я, — говорит, — готов исполнить малейшее ваше приказание.

— Вот и хорошо. Я дам тебе другое платье, переоденься и ступай к храму Ханумана. Позади храма, во дворе, есть лачуга. Иди туда, садись и перебирай чётки. Только не гляди по сторонам, и кто бы ни пришёл — не поднимай глаз. Много придёт богачей и вельмож повидаться с тобой, а может, и сам падишах пожалует, но ты и с ним не говори. Если же он предложит тебе кучу денег, ты и тогда молчи и даже в ту сторону не гляди. Берегись, я буду тайно следить за тобой. И предупреждаю: если ты забудешься и нарушишь хоть одно из моих условий, я велю отрубить тебе голову.

Старый дровосек пообещал точно исполнить всё, как приказано.

Бирбал обмазал его тело пеплом, на бёдра повязал кусок рогожи и растрепал ему на голове волосы. В руки старику он дал чётки, отвёл его в лачугу, что стояла позади храма Ханумана, и посадил на шкуру антилопы, а сам отправился к падишаху. На дарбаре было полным-полно вельмож и богачей. Бирбал почтительно сложил руки и сказал:

— О, владыка мира! Мой уважаемый гуру прибыл сюда. Сегодня я с ним разговаривал, и он согласился с вами встретиться.

Падишах решил встретиться с гуру Бирбала на следующий день. И захотел прийти к нему не один, а в сопровождении всей своей свиты. Придворным заранее было объявлено, что они должны сопровождать падишаха Акбара, когда он пойдёт к гуру Бирбала. Всем очень хотелось увидеть мудреца, и придворные с радостью приняли приглашение.

На следующий день в назначенное время все пришли во дворец, и падишах в окружении придворных и знати направился к храму Ханумана. Падишах с вельможами вошли в лачугу, с великим почтением отвесили старцу земной поклон и сели. Старик молча перебирал чётки. «Наверное, мудрец так погружён в свои благочестивые мысли, что ничего не видит и не слышит», — подумал падишах и обратился к нему:

— Почтеннейший! Мне бы хотелось знать ваше имя и где проживать изволите.

Но «почтеннейший» не проронил ни слова и продолжал перебирать свои чётки.

— Уважаемый! — снова заговорил падишах. — Я — император всей Индии, могу исполнить любую вашу просьбу. Если вы чего-нибудь желаете — говорите!

Но «уважаемый» и на этот раз промолчал, даже глаз на падишаха не поднял. Тогда Акбар приказал положить к ногам старика кошель с деньгами — там был целый лакх рупий. Гуру на деньги и не взглянул.

Не стерпел падишах такой заносчивости, проговорил сердито:

— Да просто глупо уговаривать невежу. Хоть он и человек, а ведёт себя по-скотски.

И падишах велел забрать деньги и отнести их Бирбалу. Это уже после появился обычай не брать назад подарка.

Падишах вернулся во дворец. После дарбара, когда все разошлись, падишах остался с Бирбалом с глазу на глаз и рассказал ему про встречу с гуру.

— Скажи мне, Бирбал, — спросил он под конец, — как надо вести себя с дураком?

— Владыка мира! С дураком надо молчать, — тут же ответил Бирбал.

Услышал падишах такой ответ и смутился. Он подумал: «Этим вопросом я хотел выставить гуру Бирбала глупцом, но Бирбал своим ответом выставил глупцом меня. А ведь так оно и есть: я счёл старца сребролюбцем, но для него даже лакх рупий ничего не значит. Он оскорбился и не стал со мной разговаривать. Да, из этого надо извлечь урок! Теперь, если я встречусь с каким-нибудь известным человеком, буду говорить с ним осторожнее». Очень сокрушался падишах о своей несдержанности и послал Бирбала к гуру извиниться. Бирбалу только того и надо было. Он сейчас же пошёл к храму Ханумана. Наступил вечер, и храм опустел. Бирбал увёл дровосека к себе домой и похвалил его за мудрое молчание.

— Но смотри, — сказал он старику на прощание, — не вздумай проговориться о нашем договоре, не то не сносить тебе головы.

Бирбал подарил дровосеку дорогую шаль и ещё сто рупий и отпустил его. Бедняк таких денег отродясь не видывал. Пообещав Бирбалу держать всё в тайне, он, счастливый, пошёл домой.