Ум и хитрость помогали Бирбалу брать верх над падишахом, побеждать его в споре.

И однажды задумал правитель проучить Бирбала. Посоветовался он с самыми лучшими мастерами, и соорудили они в покое падишаха особую полку, а учёные намазали полку каким-то клейким снадобьем — дотронешься, и рука прилипнет. Эта полка и стала ловушкой для Бирбала.

Сидит как-то раз Акбар в своих покоях, листает книги. В это время пришёл Бирбал. «Ты-то мне и нужен», — обрадовался про себя падишах и вышел из комнаты, будто невзначай. А Бирбал, увидев на полке красивое яблоко, захотел взглянуть на него поближе. Протянул руку и только дотронулся до полки — а рука к ней и прилипла. Попробовал он освободить её с помощью другой руки — и та приклеилась. Смутился Бирбал, застыдился, даже голову опустил.

Вошёл падишах и увидел, что Бирбал попал в ловушку.

— Ага! Вот он, вор! У меня всё время пропадают вещи, а я не знал, кто их ворует. И вот наконец вор пойман на месте! Ступай, Бирбал, это первая твоя вина, и я тебя прощаю, но гляди, больше не попадайся!

Бирбал сгорал от стыда и не промолвил в ответ ни слова. Приказал Акбар мастеровым освободить руки Бирбала.

Теперь у падишаха был повод стыдить и дразнить Бирбала. Он то и дело вспоминал случай с полкой и потешался над Бирбалом, а тот, бедняга, смущался да отмалчивался. Не успеет Бирбал войти в дарбар, как начинаются насмешки:

— Ну что, Бирбал, где яблоко с полки?

В конце концов Бирбалу надоело это, и начал вазир думать, как бы поквитаться с падишахом, и придумал одно средство. Отпросился он поехать в паломничество к святым местам. Отпустил его Акбар на два месяца.

Переоделся Бирбал, принял обличье садху и вечером вышел из дому. К ночи добрался он до леса, куда падишах частенько ездил на охоту. Бирбал забрёл в чащу и удобно улёгся под кустом. Как раз в этот вечер Акбар был на охоте. Верхом на коне он погнался за антилопой, спутники остались далеко позади, и он оказался совсем один в глухом лесу. Огляделся по сторонам и забеспокоился: «Кругом ни души, как выбраться на дорогу?» А тут у него ещё и живот схватило. Привязал Акбар коня к дереву и присел по нужде под кустом. Вдруг откуда ни возьмись перед ним вырос страшный ракшас (демон) — волосы дыбом стоят, изо рта торчат длинные клыки, всем своим видом похож на огромную птицу-уродину. Ракшас кружился, скакал и рычал. Потом он подскочил к падишаху и, буравя его пронзительным взглядом, как зарычит:

— Так это ты притесняешь народ? Попался, теперь я тебя съем!

Падишах задрожал от страха и стал молить:

— О дэв! Слово даю, что отныне не буду притеснять народ. Смилуйтесь, отпустите меня!

Дэв ответил чуть потише:

— Если хочешь остаться в живых, исполни, что прикажу: положи себе на голову мои башмаки и ступай за мной. Пронесёшь их целый фарланг (около 200 м).

Когда смерть перед глазами, не будешь привередничать. Падишах, бедняга, глянул в красные глаза ракшаса и весь затрясся. Поневоле согласился он исполнить приказ чудища. А тогда и чудище тоже смягчилось и отпустило падишаха подобру-поздорову. Падишах сел на коня и ускакал.

Прошло два месяца, и Бирбал объявился в Дели. Узнал об этом падишах и послал за ним гонца. Бирбал тотчас пришёл в дарбар. Учтиво приветствовал он падишаха и сел на своё место. А падишах опять не утерпел, чтоб не поддразнить его:

— Бирбал! Где яблоко с полки?

— Хузур! Дэв под кустом, — ответил Бирбал.

Теперь у падишаха глаза открылись. Стыдно ему стало — ведь струсил он тогда не на шутку. С этого дня падишах больше никогда не напоминал Бирбалу про яблоко.