Однажды падишах спросил у Бирбала:

— Правду ли говорят, что мастеровые своих заказчиков у них же на глазах обманывают?

— Да, владыка мира, про это всем хорошо известно. И каждый ремесленник в этом деле великий мастер.

— Значит, ювелир, кузнец, портной и все прочие мастеровые — воры?

— Все не все, но многие нечисты на руку. Взять, например, ювелиров. Говорят, как за ними ни гляди, они всё равно исхитрятся толику золота украсть. Про ловкость их рук по всему свету слава идёт. Да что о чужих говорить? Бывает, что ювелир и родной матери не пожалеет: станет что-нибудь для неё делать и непременно украдёт, а если не украдёт, то всю ночь спать не будет. Был и я свидетелем одного такого случая. Послушайте и судите сами.

В одной деревне жил ювелир. Стал он стар, уже не мог заниматься своим ремеслом, и пришлось ему бросить работу. Обучил он своему делу единственного сына, а сам сидел в лавке и за ним присматривал. Если сын в чём-то оплошает, отец и покажет, и поправит.

Была у старика замужняя дочь. Как-то раз приехала она к отцу погостить и привезла с собой золото на украшения. «Зачем, — думает, — отдавать работу на сторону, пусть лучше родной брат сделает, да и добро целее будет. Разве доверишься чужому?»

Отдала она брату золото, а сама села рядом, смотрит, как он работает. И отец их тут же, в лавке, сидит. Думает старик про себя: «Если я парню прямо скажу, дочка всё поймёт, а если не скажу, он подумает, что золото-то не чужое, и ничего не припрячет. А ведь это будет пятно на моём ремесле». И старик сказал, позёвывая:

— О Рама, для тебя ведь все люди равны!

Известно: плут плута с полуслова понимает. Отцова наука пошла сыну впрок, давно он стал мастером в мошенничестве. Догадался он, на что отец намекает, но в ответ ничего не сказал. Старик, подумав, что сын его намёк не понял, повторил те же слова несколько раз. А парень тем временем работал и с сестрой беседу вёл. Надоело ему слушать, как отец всё об одном твердит.

— Отец! — сказал он с досадой. — Что это ты нынче без конца Раму поминаешь? Уже сколько времени прошло, как Рама Ланку очистил (намёк на разорение царём Рамой столицы Равана Ланку)? К чему этот разговор?

Обрадовался старик толковому ответу сыночка и успокоился. А сынок — недаром говорят: «Воронёнок хитрей ворона» — некую толику сестрина золота в золе припрятал.

Кончил свой рассказ Бирбал и добавил:

— Владыка мира! Нет у ремесленников ни стыда, ни совести. Мастер себя и мастером не считает, пока не научится мошенничать. Чем лучше мастер, тем незаметней он ворует, — это уж точно, поверьте мне. Далее правило у них такое есть: воруй умеючи, чтобы не попадаться. Этим как раз ювелиры и славятся, недаром про них говорят: «На глазах воруют».