Захотел однажды падишах погулять. Взял он с собой нескольких придворных и отправился за город. Погода стояла прохладная. Дорога привела их к пруду. Падишах опустил руку в воду — даже сердце зашлось, такой студёной была вода. Вечерняя роса прибавила холода и воде, и воздуху.

Падишах очень ценил смельчаков и решил испытать своих спутников.

— Кто, — спрашивает, — отважится простоять по шею в воде до первой дневной стражи (6 утра)?

Все молчали.

— Тот, кто всю ночь простоит по шею в воде, получит в награду пятьдесят тысяч рупий, — сказал падишах.

Но и за деньги среди придворных не нашлось охотников идти на погибель.

Поодаль, в толпе горожан, стоял один бедный полунагой брахман. «Уж лучше, — подумал он, — помучиться один раз и умереть, чем страдать изо дня в день. Не было и дня, чтобы я поел досыта, голод и ночью спать не даёт, день за днём — одна скудость, нищета — хуже смерти. Вот случай покинуть этот мир. А уж если Господь поможет, то… Э, да что говорить, с такой наградой я до самой своей смерти проживу припеваючи!» И брахман почтительно сложил руки и ответил падишаху:

— Владыка мира! Я согласен.

— Отлично. Если сдержишь слово, то в придачу к деньгам я дам тебе ещё дорогое платье.

Падишах велел поставить на берегу пруда караульных. Нищий брахман вошёл в воду по шею и простоял всю ночь, повторяя Божье имя: «Рама, Рама, Рама!».

Утром бедняк чуть живой выбрался на берег, выжал мокрое дхоти — и бегом во дворец! Еле добежал: всё спотыкался и падал на каждом шагу. Вслед за ним пришли и часовые. Падишах их с пристрастием допросил, правду ли говорит брахман.

— Да, правда, — отвечали часовые, — он всю ночь простоял в воде.

Тогда Акбар приказал выдать брахману награду.

Но недаром говорится: «У маслодела масло горит, а голова у факельщика болит». Пожалели придворные шахские деньги, а ещё больше — из зависти: позавидовали, бессовестные, удаче бедняка, придумали хитрость, чтобы отнять у него награду. Один, самый подлый, незаметно подошёл к часовому и подучил его обмануть падишаха. Часовой вышел вперёд и сказал:

— Владыка мира! Брахман умирал в воде, но он схитрил и тем спасся. На горе костёр горел, брахман смотрел на него безотрывно и тем согревался.

— Правду ли говорит часовой? — грозно спросил падишах.

А другой караульщик, рад стараться, поддакнул.

— Вот как! Всю ночь ты глядел на огонь, и он согревал тебя, значит, награды ты не заслужил и не получишь, — объявил падишах.

Придворные и вельможи всё слышали, но ни один за бедняка не вступился.

Заплакал он навзрыд и поплёлся к Бирбалу. Вазир выслушал его и успокоил.

— Иди, — говорит, — домой и до поры до времени помалкивай.

На другой день пришло время Бирбалу идти в дарбар, а он по дороге свернул к реке и послал человека в соседнюю деревню:

— Принеси мне бамбуковый шест!

Принесли ему шест. Набрал Бирбал из реки воды в котёл, положил туда рису и бобов, привязал котёл к концу длинного шеста, поставил его и вкопал вертикально в землю. Около шеста Бирбал развёл костёр и сам уселся рядом.

Начался дарбар, падишах вышел к придворным, а Бирбала нет как нет. Проходит час, другой, а Бирбал всё не идёт. Обеспокоился Акбар, послал за Бирбалом гонца-скорохода. В доме у вазира гонец узнал, что хозяин пошёл по делу на реку. Поспешил туда и посыльный, увидел Бирбала и низко поклонился.

— Падишах просит вас тотчас во дворец пожаловать.

— Братец, я скоро приду, пусть немного потерпит.

— А что вы тут делаете? — спросил посыльный.

— Кашу варю, разве не видишь?

Солдат знал, что Бирбал ничего просто так не делает, и понял он, что тут какая-то тайна кроется. Посмеиваясь про себя, воротился он во дворец и рассказал о разговоре с Бирбалом. Падишаху пуще прежнего захотелось увидеть Бирбала. Ждёт-ждёт, а Бирбала всё нет. Послал за ним Акбар другого человека. Вскоре и тот воротился ни с чем. Стал Акбар посылать гонцов одного за другим, а Бирбал всем отвечает:

— Братец, я варю кашу, скоро приду.

Долго прождал падишах Бирбала. Гонцы поминутно уходили и приходили, все дела в дарбаре прервались. Разгневался наконец владыка, не смог больше терпеть дерзость Бирбала.

— Надо же, сколько времени заставляет он меня ждать. Каша у него ещё не сварилась! Вот я сам пойду, погляжу на его кашу!

И отправился с придворными на то место, где Бирбал кашеварил.

Пришёл и увидел: высоко над землёй висит на шесте котелок, а внизу Бирбал подкладывает солому в костёр. Что за чудеса!

— Бирбал, ты что это делаешь?

— Владыка мира, я варю кашу, — ответил Бирбал.

— У тебя, видно, ум за разум зашёл! Ну скажи, как может свариться каша, когда котелок под самым небом, а огонь на земле?

— Покровитель бедных! А как же брахмана в пруду согревал далёкий костёр? Значит, и моя каша должна свариться.

Только теперь падишах догадался, что за кашу варил Бирбал. Мудрая выдумка советника пришлась ему по душе.

— Я всё понял, Бирбал! Ты прав, иди во дворец. Брахману, как обещано, будет выдана награда.

Бирбалу только того и надо было. Дело сделано! Он поднялся с земли и вместе с падишахом отправился на дарбар.

Послал Акбар солдата за брахманом и выдал ему деньги и дорогое платье.