Пришёл однажды падишах в дарбар и сразу же приказал Бирбалу привести ему четырёх человек, да таких, чтобы про них можно было сказать: «Здесь — да, там — нет; здесь — нет, там — да; ни здесь, ни там; и здесь, и там». Бирбал тотчас отправился на поиски, очень скоро устроил всё, как надо и пошёл домой спать.

На другой день он привёл к падишаху вешью, садху, нищего и богатого набожного горожанина.

— Покровитель бедных! Вот перед вами те четверо, которых вы требовали.

Взглянул падишах на людей и велел Бирбалу рассказать всё толком — как и почему.

— Владыка мира! Эта блудница — ваше первое требование. Здесь, на этом свете, она получает всяческое удовольствие, но там, на том свете, вряд ли она его получит. Вот и выходит: «Здесь — да, там — нет».

Второй — садху. Бедняга день-деньской ходит, бродит и всё же иной раз голодным спать ложится. Здесь он терпит горе, но зато после смерти, на небесах, ему воздаётся сторицей. Про него можно сказать: «Здесь — нет, там — да».

Третий — нищий. Каждый день под новой личиной ходит он с сумой, незваный, от двери к двери, врёт и выдумывает, лишь бы выпросить подаяние да набить своё брюхо. Он и не помышляет о заслугах, о добродетели. Такому негодному человеку нигде нет счастья — «Ни здесь, ни там».

Четвёртый — богатый, почтенный человек. Здесь у него всего в достатке. Он по нраву человек доброхотный, щедрый и на том свете, знать, тоже будет счастлив. Вот и получается: «И здесь, и там».

Акбар, а за ним и все придворные поразились учёности Бирбала. Потом падишах одарил всех четверых — каждого по его заслугам — и отпустил. А богача сделал своим приближённым.