В шестидесятые годы двадцатого века, в одном из французских бенедиктинских монастырей всех внезапно одолел какой-то странный недуг. Монахи стали чувствовать себя разбитыми, подавленными, рассеянными. На общем собрании постановили добавить время на сон, но это не помогло, всем стало ещё хуже. Монахи совсем приуныли и вдобавок стали просто валиться с ног от усталости.

Обратились к врачам. Один из них посоветовал ввести в рацион мясо — а в монастыре его уже лет двести не пробовали. Никакого улучшения не произошло.

Наконец, один знаменитый парижский доктор обнаружил, что в духе новых правил, введённых Вторым Ватиканским собором, один ретивый аббат заметно урезал часы, отведённые для хорового пения, чтобы монахи больше работали по хозяйству. Это изменило привычный уклад монастырской жизни, заключил врач и посоветовал настоятелю просто-напросто вернуться к прежнему распорядку.

Несколько месяцев спустя монахи вновь пребывали в добром здравии и в прекрасном настроении. Пение подстраивало под свой ритм их дыхание, и эта гармония заряжала их энергией, жизненной силой и наполняла благодатью.