У источника с названием «Река жизни» на камне сидел человек. Он напряжённо вглядывался в даль, словно поскорее желал увидеть кого-то.

Наконец вдали показались люди. Они шли с разных сторон, но в одном направлении к источнику. Глаза Ожидающего засветились радостью и любовью. Это были те, кого он ждал. Подойдя к перекрёстку, один произнёс молитву во славу Бога. Другие его поддержали. Удивительно, но все пришедшие оказались братьями-христианами.

— Какое счастье, — произнёс Первый, — что я принадлежу к церкви самой древней. Апостол Пётр создал её в Риме. Именно от нас пошло христианство на земле. Какие храмы мы построили по всей Европе, какие монастыри. Святые мученики за веру Христову вызывают почтение. Мессы наши наполнены божественными хоралами в честь Иисуса. Самые великие композиторы писали их для наших служб.

— Ну, может быть, только этим и дано вам хвалиться, брат мой. За всю историю вашу вы наделали столько греха, что не уместить и в небесных книгах, — произнёс Второй. Грехи отпускали за деньги, сколько людей пожгли на кострах, сколько душ в крестовых походах уморили. Так что если говорить о правильности и чистоте, то наша вера и есть самая правильная. Не могли христиане более терпеть произвол священства вашего. Оттого и выразили протест. Это мы стали впервые переводить Слово Бога на родные языки и признали священство всех верующих, а не одного. У нас всё так, как было во времена Евангелия. Служение Богу не должно строиться на преданиях человеческих, а только на Слове Бога — Библии, и никаких изображений для поклонения.

— Но младенцев вы все-таки крестите, брат, — вмешался в разговор Третий. — А первоапостольская церковь крестила только взрослых и сознательно принявших Христа в своё сердце. И разрешение на повторный брак даёте, хотя наш Господь называл это уже прелюбодеянием. Нет, братья, только рождённые свыше, живущие по Библии и несущие Слово Божье людям — вот истинные христиане, ученики Иисуса. Каждый должен быть евангелистом и благовестником. Проповедь и свидетельство об обновлённой жизни — основа основ истинного учения.

— Ты правду сказал, брат, — поддержал его Четвёртый, — но и ваше учение всё же не есть истинное. Вы забыли о дарах Духа Святого и не хотите их признавать. А между тем апостол Павел писал о них, используя дары в своём труде благовестия. Не имея столь важной части, нельзя претендовать на звание церкви Христовой в полноте. Вы посмотрите на свои служения — слеза прошибает. Иисус вошёл в наши грешные сердца, омыл их, подарив божественную радость. А вы всё плачете и скорбите. Кто может мне возразить?

Ответ не замедлил:

— О чем ты говоришь, брат! — ворвался в разговор Пятый. — Грохот музыки, бессвязные слова молитвы, танцы, сомнительные исцеления: и это вы называете служением? Если бы Иисус увидел, Он умер бы ещё раз, от разрыва сердца. Наш Господь больше всего в своих речах говорил о молитве в тишине души. Вот на чём должно строиться христианство. Молитвой мы живы. Так учили Отцы Церкви. Никто столько времени в постах и молитвах не проводит, как мы. Наши монастыри веками крепостью Духа стоят. Для Бога ничего не жалеем. Стоит зайти человеку в храм, сразу увидит богатое внутреннее убранство. Снаружи золотом отливают купола. Всё во славу Господа!

— Вот-вот, за этой позолотой вы совсем забыли о пастве. Именно у вас миллионы крещёных, но тысячи поистине верующих в Христа, — с укоризной заметил Третий.

Так, высказывая обвинения, спорили они несколько часов подряд, пока не охрипли. Ожидающий не раз пытался вмешаться в разговор, но спорящие не обращали на него никакого внимания. Исчерпав все слова, они напились из реки, и, попрощавшись друг с другом, разошлись по разным дорогам. Кто пел псалмы во славу Спасителя, кто усиленно молился Иисусовой молитвой, кто цитировал стихи из Библии, кто говорил иными языками, славя Бога, кто держал в руках распятие.