Некий царь никогда не был весел в жизни своей, никогда не улыбался. Придворные его упросили брата вызнать, о чём скорбит правитель, и сообщить им.

Узнав о том, велел царь вырыть огромный ров, до половины засыпать его горящими углями, а над тем рвом поставить престол ветхий и трухлявый. Над престолом велел повесить на тончайшей нити меч острый голый, перед ним же поставить стол со множеством яств и дорогим вином. Призвав брата, он посадил его на ветхий этот престол над рвом с углём и приставил по сторонам 4 стражей с мечами наголо: одного сзади, одного напротив сердца и двух слева и справа — и велел приложить острия в телу. А потом призвал музыку привести и играть.

И сказал брату:

— Ешь, пей, веселись и радуйся.

Ответил брат царю:

— Как же мне веселиться, если ото всюду угроза: гляну вниз — там огонь, вверх — оттуда меч хочет голову мне отсечь, обращу взгляд на престол — он в любой момент разрушится, и я упаду в огонь. С двух сторон хотят меня мечами пронзить. И ни о чём не могу я думать, так как вижу неизбежную мою гибель.

И тогда сказал царь брату:

— Как ты, видя всё это, устроенное не к погибели твоей, но к наказанию, не хочешь пить и есть и веселиться не можешь, так и я всегда вижу перед глазами своими: подниму взгляд вверх — там вижу судию моего, который хочет судить меня, ведая обо всех моих мыслях и делах, и вижу все грехи свои, которые перед Богом сотворил и за которые ответ держать надо. Посмотрю вниз — вижу адский огонь и муку лютую, на которую осуждён буду, если в грехе смертном умру. Взгляну вперёд — мыслю смерть свою, которая всякий час приближается. И не знаю, ни часа, ни места, где она меня настигнет. Если посмотрю налево, там все дни и ночи демоны ищут душу мою и закрывают передо мной двери к исправлению; взгляну направо — вижу ангелов Божиих, которые мне благие мысли и волю подают, но я их не приемлю и не творю… И когда обо всём этом размышляю, никак в мире этом чудесном не могу быть весел на престоле моём.