Раз сказала Совесть человеку, что он не прав, другой, третий. Надоела человеку Совесть, и он решил избавиться он неё. Да не на день или два, а навсегда.

Думал человек, думал, как это сделать, и придумал.

— Давай, — говорит, — Совесть, в прятки играть!

— Нет, — отвечает та. — Ты меня всё равно обманешь, подглядывать будешь.

Притворился тогда человек больным и говорит:

— Занедужил я что-то. Принеси-ка мне из погреба молочка.

Не смогла отказать ему в этом Совесть. Спустилась в погреб. А мужик прыг из кровати, и закрыл её.

Позвал он на радостях друзей и с лёгким сердцем: одного обманул, другого обидел, а когда они стали обижаться, и вовсе выгнал всех вон. И никаких тебе угрызений, никаких попрёков. Хорошо на душе, спокойно.

Хорошо-то хорошо, да только прошёл день, другой, а чего-то стало не хватать человеку. И через месяц он понял чего — совести. И такая тут тоска на него навалилась, что он не выдержал и открыл крышку погреба.

— Ладно, — говорит, — выходи. Только теперь не командуй.

А в ответ молчание.

Спустился человек в погреб: туда, сюда — нет нигде Совести. Видно, и впрямь избавился от неё навсегда. Зарыдал человек:

— Как же я теперь без Совести жить-то буду?

И вдруг слышит тихий-претихий голос. Не из погреба голос, а из сердца:

— Здесь я.

Позвал человек на радостях друзей, извинился и такой им тут пир устроил. Все думали, что у него день рождения, и поздравляли его с этим. А он и не отказывался, и Совесть не возражала. И совсем не потому, что боялась опять оказаться в подвале.