Был у гнева сын. Звали его — зло. Такой, что ему самому было с ним трудно. И решил он его женить на какой-нибудь добродетели. Глядишь, немного смягчится, и ему на старости легче с ним будет!

Похитил он радость и женил на ней своё зло. Только недолгим был тот брак поневоле. Но осталось от него дитя — злорадство.

Да и правда, не может быть ничего общего у добра со злом. А если вдруг и случится, то добра от него не жди!