В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неучёным бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху:

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает моё молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось. Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своём. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остаётся под пальмой.

Сказано — сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалёку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала всё молоко дочиста. Крестьянин как громом был сражён этим открытием.

— Да, — сокрушённо признал он, — теперь я вижу — это был не Бог!

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог — это Дух, что он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошёл в свою лачугу. Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

— У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.