В монастыре существовал определённый свод правил. Однако настоятель всегда выступал против тирании закона.

— Послушание поддерживает традиции, — говорил он. — Любовь знает, когда их можно нарушить.